Худая слава

Од­нажды в сте­пи встре­тились лев, мед­ведь, полк, ли­са и за­яц. Ус­та­ли зве­ри бро­дить, пить за­хоте­ли, а вок­руг ни род­ни­ка, ни ру­чей­ка. Дол­го ис­ка­ли они во­ду, по­ка не нат­кну­лись на ко­лодец. Заг­ля­нули в не­го — дна не вид­но. Что де­лать? От жаж­ды по­забы­ли они все на све­те и поп­ры­гали в ко­лодец. Ког­да на­пились, за­хоте­ли выб­рать­ся из ко­лод­ца, да ку­да там: он так глу­бок что лишь ку­сок не­ба вид­но.

Про­шел день, дру­гой, ви­дят зве­ри ― им здесь от го­лода по­мирать при­дет­ся, тут ли­са и шеп­чет ль­ву на ухо:

— Ес­ли ты ме­ня под­держишь, я най­ду еду.

Лев сог­ла­сил­ся.

Ли­са ска­зала:

― Друзья, да­вай­те-ка раз­бе­рем­ся. О ком хо­дит са­мая ху­дая сла­ва, то­го и съ­едим.

Ис­пу­гались зве­ри, при­жались друг к дру­гу, от стра­ха сло­ва вы­мол­вить не мо­гут.

— Пло­хая мол­ва, ― про­дол­жа­ет ли­са, ― хо­дит о зай­це. Он ко­сой и к то­му же трус­лив: вет­ка хрус­тнет ― он уди­ра­ет.

— Ну что ж, ―под­держал ли­су лев, ― ко­сого и съ­едим.

Съ­ели зве­ри зай­ца.

Че­рез не­кото­рое вре­мя зве­ри вновь по­чувс­тво­вали го­лод и соб­ра­лись на со­вет.

Пер­вой опять за­гово­рила ли­са:

— Ox и ху­дая мол­ва хо­дит о вол­ке. Бед­ные пас­ту­хи не зна­ют по­коя ни днем ни ночью: то­го и гля­ди, волк ук­ра­дет яг­ненка или коз­ленка.

Съ­ели зве­ри и вол­ка.

Про­шел день, и вновь зве­ри про­голо­дались.

Сно­ва ли­са на­чина­ет го­ворить:

— Сре­ди нас, ос­тавших­ся, пло­хая мол­ва хо­дит о мед­ве­де. Все про не­го го­ворят, что он ко­сола­пый и лох­ма­тый, да и сло­ва-то мол­вить не уме­ет.

Уда­рил лев мед­ве­дя ла­пой и убил. А хит­рая ли­са наш­ла ук­ромное мес­течко и прип­ря­тала нем­но­го мя­са. И вот нас­тал день, ког­да лев сно­ва по­чувс­тво­вал го­лод. По­няла ли­са, что те­перь ее че­ред.

Наш­ла она щель в ко­лод­це и спря­талась в ней, по­том, гром­ко чав­кая, ста­ла есть мя­со. А ль­ву ни­как не дос­тать ли­су, в ко­лод­це тес­но, да и вы­соко ли­са заб­ра­лась. Тог­да он спра­шива­ет ее:

— Сес­три­ца, что это ты ешь?

— Свой глаз, ― от­ве­ча­ет ли­са.

По­верил ей лев, выр­вал свой глаз и съ­ел его. А ли­са вновь чав­ка­ет.

— Ли­са, а сей­час что ешь?

— Вто­рой глаз до­едаю.

Лев выр­вал се­бе и вто­рой глаз. Вско­ре он око­лел. Ка­кое-то вре­мя про­дер­жа­лась ли­са. Но по­том по­чувс­тво­вала, что и са­ма ско­ро око­ле­ет от го­лода. И ре­шила она об­ра­тить­ся к бо­гу:

— Гос­по­ди, ес­ли мне удас­тся выб­рать­ся из это­го ко­лод­ца, я обе­щаю по­дарить де­ревен­ским де­тям две кор­зи­ны ви­ног­ра­да.

Толь­ко про­из­несла она эти сло­ва, вдруг на­летел силь­ный вихрь, под­хва­тил ли­су и вы­нес ее из ко­лод­ца.

Оч­ну­лась ли­са ― ле­жит на до­роге, а не­пода­леку кресть­яне го­нят ос­лов, наг­ру­жен­ных кор­зи­нами с ви­ног­ра­дом. Ли­са при­кину­лась мер­твой. Уви­дели кресть­яне дох­лую ли­су, и каж­до­му за­хоте­лось за­полу­чить ее. Зас­по­рили они меж со­бой. А ли­са тем вре­менем пог­на­ла ос­лов в де­рев­ню. Де­ти как уви­дели ли­су, да­вай го­нять­ся за ней, тут еще и со­баки по­дос­пе­ли. Еле-еле уда­лось ли­се спас­тись. От­ды­шалась она и го­ворит:

― По­делом те­бе ду­реха: взду­мала де­тей уго­щать ви­ног­ра­дом!

С тех пор ник­то от ли­сы доб­ра не ви­дел.