Лентяй из Багдада

Од­нажды па­дишах с же­ной и до­черью вы­шел в го­род по­гулять, пог­ля­деть, как жи­вет на­род, как цве­тут са­ды.

Шли они, шли и ви­дят ― ле­жит под де­ревом юно­ша. Сор­вется с де­рева плод, шле­па­ет­ся ря­дом ― он про­тянет ру­ку и съ­ест его, а упа­дет по­даль­ше ― он и не ше­лох­нется. Же­на па­диша­ха и го­ворит:

— Ну и без­дель­ник, ему лень да­же ше­вель­нуть­ся!

Муж и объ­яс­ня­ет:

— Это лен­тяй из лен­тяй из Баг­да­да. Он нас­толь­ко ле­нив, что не ше­вель­нет и паль­цем, да­же что­бы по­забо­тить­ся о еде для се­бя.

— А зна­ете, по­чему он та­кой лен­тяй? ― ска­зала дочь. — По­тому что нет ни­кого, кто бы за ним прис­матри­вал. Имел бы он хо­зяй­ку, не был бы та­ким.

— А раз­ве у не­го нет хо­зяй­ки? ― спро­сил отец.

— Нет, отец.

— Хо­рошо, вер­немся до­мой, ве­лю те­бя вы­дать за не­го за­муж Пос­мотрим, чем ты ему по­можешь.

Вер­ну­лись они во дво­рец. Поз­вал па­дишах двух слуг и ве­лел:

— От­ве­дите мою дочь в дом лен­тяя и вы­дай­те за не­го за­муж.

Горь­ко зап­ла­кала мать, уп­ра­шивая па­диша­ха сми­лос­ти­вить­ся над до­черью. Но па­дишах сто­ял на сво­ем:

— Или я ве­лю от­ру­бить ей го­лову, или от­дам ее то­му лен­тяю. Она го­ворит, что вся бе­да в том, что у не­го нет хо­зяй­ки, так пусть она и бу­дет его хо­зяй­кой.

При­вели слу­ги дочь па­диша­ха в дом лен­тяя. А у лен­тяя од­на ста­руш­ка-мать на всем бе­лом све­те. Ут­ром лен­тяй ло­жил­ся под де­рево и толь­ко поз­дно ве­чером воз­вра­щал­ся до­мой.

— Ма­туш­ка, ― ска­зал один из слуг, ― па­дишах от­да­ет свою дочь в же­ны тво­ему сы­ну. Ос­тавля­ем ее у те­бя в до­ме.

Ис­пу­галась ста­руш­ка:

— Дом-то наш ― ко­нура, па­дишах, вер­но, сме­ет­ся над на­ми. И хо­чет от­ру­бить нам го­ловы.

— Ус­по­кой­ся, ма­туш­ка. Па­дишах по сво­ей во­ле вру­чил вам свою дочь. Ник­то вас не тро­нет.

Вер­нулся ве­чером сын, мать и го­ворит ему.

— Па­дишах прис­лал те­бе свою дочь.

— Я очень бла­года­рен па­диша­ху, что ж, по­живем вмес­те.

А на­ут­ро дочь па­диша­ха об­ра­тилась к лен­тяю с та­кими сло­вами:

— Ку­ро, возь­ми этот зо­лотой, схо­ди в го­род, по­гуляй, а ве­чером воз­вра­щай­ся.

Гу­лял лен­тяй по го­роду и все ощу­пывал день­ги в кар­ман ду­мал, на что бы та­кое их ис­тра­тить.

Ве­чером, воз­вра­ща­ясь до­мой, встре­тил он ста­рика. Тот си­дел на зем­ле и кри­чал:

— Со­веты про­даю, про­даю со­веты!

По­дошел лен­тяй поб­ли­же, спро­сил:

— Сколь­ко сто­ят твои со­веты?

— Один со­вет сто­ит зо­лотой.

Вы­нул лен­тяй зо­лотой, от­дал ста­рику.

— Сы­нок, не­об­ду­ман­но не бе­рись за де­ло, ― по­сове­товал ста­рик.

Вер­нулся лен­тяй до­мой, же­на спра­шива­ет:

— Ну, ска­жи, что ты се­год­ня де­лал?

— Я не тра­тил день­ги, но на об­ратном пу­ти ку­пил на них со­вет.

— Ну и хо­рошо, ― ска­зала дочь па­диша­ха.

На дру­гое ут­ро она сно­ва да­ла ему зо­лотой. По­шел лен­тяй в го­род. Ве­чером опять он встре­тил про­дав­ца со­ветов.

От­дал лен­тяй зо­лотой, и ста­рик ска­зал:

— Бо­жий дом тер­пе­ни­ем стро­ил­ся.

Вер­нулся лен­тяи, до­мой и рас­ска­зал же­не, что сно­ва ку­пил со­вет.

На сле­ду­ющий, день он в тре­тий раз встре­тил стар­ца и ку­пил тре­тий со­вет: «Лю­бят не за кра­соту, а за щед­рость сер­дца». Вер­нулся он до­мой и рас­ска­зал же­не о треть­ем со­вете.

— Э, до­рогой, так не пой­дет, ― ре­шила же­на, ― зав­тра с ут­ра иди на ба­зар и по­дыщи се­бе ра­боту.

По­шел муж ут­ром на ба­зар и встал в сто­рон­ке, Уви­дел его ба­зэр­ган-ба­ши и спра­шива­ет:

— Юно­ша, не хо­тел бы ты слу­жить у ме­ня?

— А по­чему бы и не слу­жить? А ка­кая бу­дет пла­та?

— В день по зо­лотой мо­нете.

До­гово­рились они. Вер­нулся лен­тяй до­мой. Го­ворит же­не:

— На­нял­ся я слу­гой к ба­зэр­ган-ба­ши, зав­тра от­прав­люсь в путь.

А же­на его уже жда­ла ре­бен­ка. Соб­ра­ла она му­жа в до­рогу, поп­ро­щались.

Дол­го ли шли, ко­рот­ко ли, до­шел ка­раван до ко­лод­ца. Сколь­ко лю­дей ни спус­ка­лось в не­го, об­ратно ник­то жи­вым не воз­вра­щал­ся. Мно­го слуг сгу­бил ба­зэр­ган-ба­ши. И в этот раз нуж­но бы­ло на­по­ить вер­блю­дов, вот он и ве­лел лен­тяю спус­тить­ся в ко­лодец за во­дой. Спус­тился юно­ша в ко­лодец, по­мог под­нять мно­го ве­дер во­ды, но толь­ко дер­нул за ве­рев­ку, что­бы его под­ня­ли, как кто-то об­ру­бил ве­рев­ку саб­лей, и лен­тяй очу­тил­ся в бо­гато уб­ранной ком­на­те. Ви­дит ― си­дит юно­ша не­обык­но­вен­ной кра­соты, а ря­дом с ним бе­зоб­разная ля­гуш­ка. Юно­ша спра­шива­ет лен­тяя:

― Ку­ро, кто из нас кра­сивее ― я или эта ля­гуш­ка?

Лен­тяй за­думал­ся: ска­зать «ля­гуш­ка», от юно­ши не поз­до­ровит­ся, ска­зать «юно­ша», от ля­гуш­ки все­го ждать мож­но. И тут он вспом­нил о сло­вах ста­рика:

— Лю­бят не за кра­соту, а за щед­рость сер­дца.

Толь­ко он это ска­зал, как ля­гуш­ка тут же прев­ра­тилась в де­вуш­ку не­опи­су­емой кра­соты. По­цело­вал юно­ша лен­тяя в лоб и спро­сил:

— Что-ни­будь у те­бя с со­бой есть?

— Ме­шок, ― от­ве­тил лен­тяй.

На­пол­нил юно­ша ме­шок лен­тяя дра­гоцен­ны­ми кам­ня­ми и вы­вел его на­верх. Ог­ля­дел­ся лен­тяй по сто­ронам ― да­леко ушел ка­раван. Но тут он слу­чай­но встре­тил пут­ни­ка, нап­равля­юще­гося в их края, и об­ра­тил­ся к не­му:

— Друг, будь добр, от­ве­зи мо­ей же­не этот ме­шок.

— При­вяжи ме­шок к сед­лу, так и быть, от­ве­зу, ― от­ве­тил со­сед.

Лен­тяи, тем вре­менем дог­нал ка­раван. Уви­дел его ба­зэр­ган-ба­ши, уди­вил­ся.

— Да раз­ру­шит­ся твой дом, что ж вы бро­сила ме­ня, а са­ми уш­ли? ― уп­рекнул его лен­тяй.

— До­рогой, мы по­тяну­ли за ве­рев­ку, но она обор­ва­лась, вот мы и по­дума­ли, что ты по­гиб.

Тем вре­менем тот пут­ник до­ехал до до­ма лен­тяя. Вру­чил он ме­шок его ма­тери и ска­зал:

— Это сын твой прис­лал.

Раз­вя­зала ста­руха ме­шок, а там кам­ни.

Ста­ла она ру­гать сы­на на чем свет сто­ит. Тут выш­ла же­на лен­тяя, уви­дела дра­гоцен­ные кам­ни. Но она-то, дочь па­диша­ха, зна­ла им це­ну. И ска­зала она ста­рухе:

— Зав­тра схо­ди к па­диша­ху и поп­ро­си у не­го кло­чок зем­ли ве­личи­ной с во­ловью шку­ру.

На дру­гой день пош­ла ста­руха к па­диша­ху:

— Будь в здра­вии, па­дишах, дай нам зем­ли ве­личи­ной с во­ловью шку­ру.

Па­дишах при­казал дать ста­рухе кло­чок зем­ли ве­личи­ной с во­ловью шку­ру. И та, до­воль­ная, вер­ну­лась к не­вес­тке.

А что сде­лала дочь па­диша­ха? Поп­ро­сила она ста­руш­ку ку­пить во­ловью шку­ру и на­нять двух ра­бот­ни­ков. Ве­лела дочь па­диша­ха слу­гам раз­ре­зать шку­ру на тон­кие рем­ни, со­еди­нить их и ок­ру­жить ку­сок зем­ли. А по­том на дра­гоцен­ности, прис­ланные лен­тя­ем, пос­тро­ила на этой зем­ле дво­рец. Он был боль­ше и луч­ше, чем у па­диша­ха. Те­перь мать, сын и же­на лен­тяя жи­вут во двор­це, а мы вер­немся к са­мому лен­тяю.

Прош­ли го­ды. Ре­шил лен­тяй вер­нуть­ся до­мой.

— Поч­тенный, вы­дай мне пла­ту за мои тру­ды, хо­чу вер­нуть­ся до­мой, ― об­ра­тил­ся он к ба­зэр­ган-ба­ши.

Со стра­хом выс­лу­шал эти его сло­ва ка­раван­щик, да ни­чего ему не ос­та­валось де­лать. Приш­лось от­дать лен­тяю весь свой ка­раван, ведь уго­вор был пла­тить в день по зо­лото­му.

Подъ­ехал лен­тяй к сво­ему до­му, ви­дит ― сто­ит дво­рец. И тут он вспом­нил о дра­гоцен­ных кам­нях и по­думал:

«За­чем я до­верил те кам­ни со­седу, мо­жет быть, они бы­ла до­рогие, пос­тро­ил и я бы се­бе та­кой дво­рец. Эх, что же я нат­во­рил? Но что тол­ку сок­ру­шать­ся о том, что уже сде­лано?»

По­дошел он к страж­ни­ку, спро­сил:

— Лю­без­ный, чей это дво­рец?

— Дво­рец лен­тяя.

— Так это я ― лен­тяй.

— Зна­чит, это твой дво­рец, ― го­ворит страж­ник.

Заг­ля­нул лен­тяй в ок­но, а там же­на с нез­на­комым юно­шей спит. Не знал он, что, по­ка его не бы­ло, у не­го ро­дил­ся сын и вы­рос боль­шим.

«Это ― лю­бов­ник же­ны», ― по­думал лен­тяй и хо­тел убить их обо­их.

Но тут он вспом­нил со­вет ста­рика: «Бо­жий дом тер­пе­ни­ем стро­ил­ся».

Уви­дел он мать и спра­шива­ет:

— Что это за юно­ша у мо­ей же­ны?

— Это же твой сын! Хо­рошо, что ты по­жало­вал, сы­нок, ― об­ра­дова­лась мать.

Ра­дос­тно встре­тились муж и же­на. Же­на и го­ворит лен­тяю:

— Схо­ди на ба­зар, ку­пи де­сять зо­лотых ста­канов, де­сять зо­лотых сто­лов и стуль­ев. И приг­ла­си зав­тра па­диша­ха, ве­зира, ве­киля, ка­зи и дру­гих знат­ных лю­ден в гос­ти.

Приш­ли гос­ти, рас­се­лись за сто­лами. Изу­мились они бо­гатс­тву лен­тяя.

Выш­ла дочь па­диша­ха и го­ворит:

— Отец, пом­нишь, ког­да я те­бе ска­зала, что лен­тяю нуж­на хо­зяй­ка, ты рас­сердил­ся на мои сло­ва и ве­лел вы­дать ме­ня за не­го за­муж. Это ― дом лен­тяя, я ― твоя дочь, это ― сын мой, а это ― мой муж и тот са­мый лен­тяй.

— Ну, ес­ли так, будь­те счас­тли­вы. Ты, дочь моя, и зять, и внук. Ты пе­ре­убе­дила ме­ня, ― от­ве­тил па­дишах и об­нял свою дочь.

На про­щание дочь по­дари­ла от­цу, ве­зиру, ве­килю и ка­зи по зо­лото­му сто­лу, зо­лото­му сту­лу и зо­лото­му ста­кану.

Все по­лучи­ли то, что хо­тели, а наш рас­сказ по­дошел к кон­цу.