Маленьким мудрец

Жил один че­ловек. Сос­та­рил­ся он, за­хотел вер­нуть­ся на ро­дину и там про­вес­ти ос­та­ток сво­их дней. При­шел он к па­диша­ху за раз­ре­шени­ем. Го­ворит ему па­дишах:

— До­рога пе­ред то­бой от­кры­та, ты сво­боден, по­ез­жай. Но брать с со­бой иму­щес­тво я не раз­ре­шаю, ведь ты его здесь при­об­рел, здесь все и ос­та­вишь.

А был ста­рик бо­гатым, за­думал­ся он: «Ес­ли я вер­нусь на ро­дину с пус­ты­ми ру­ками, при­дет­ся мне жить в ни­щете».

Од­нажды си­дел он на кам­не, все ду­мал, как быть. Уви­дел его маль­чик лет две­над­ца­ти, спро­сил:

— Апо, что за пе­чаль у те­бя? Ска­жи, мо­жет, я по­могу?

— Э, сы­нок, уй­ди, не бе­реди мне ду­шу, мое го­ре и так ме­ня к зем­ле кло­нит.

— А ты все-та­ки ска­жи, что с то­бой слу­чилось.

— Сы­нок, мо­лодость моя прош­ла в этой стра­не, здесь я тру­дил­ся и за­раба­тывал се­бе на жизнь. Те­перь на ста­рос­ти лет хо­чу вер­нуть­ся на ро­дину. Па­дишах поз­во­лил мне у­ехать, а иму­щес­тво не поз­во­ля­ет брать с со­бой. Но не мо­гу же я вер­нуть­ся ни­щим. Вот я не знаю, как мне те­перь быть.

— Толь­ко и все­го? ― спро­сил маль­чик.

— Э, раз­ве это­го ма­ло?

— Апо, не бес­по­кой­ся, ты у­едешь. Вер­нись к па­диша­ху и сно­ва поп­ро­си раз­ре­шения на отъ­езд, а ког­да он поз­во­лит у­ехать и выс­ка­жет свое ус­ло­вие, ты ска­жи ему: «Па­дишах, вер­ни мне то, что я при­нес с со­бой, ― мою мо­лодость, а иму­щес­тво пусть ос­та­ет­ся». Толь­ко ты не го­вори ему сра­зу, кто дал те­бе та­кой со­вет. Ес­ли уж очень бу­дет нас­та­ивать, тог­да ска­жи ему обо мне, я при­ду и от­ве­чу.

При­шел ста­рик к па­диша­ху и поп­ро­сил поз­во­ления вер­нуть­ся на ро­дину.

Па­дишах от­ве­тил:

— Ведь я те­бе уже ска­зал: до­рога пе­ред то­бой от­кры­та, да толь­ко брать те­бе я ни­чего не поз­во­лю.

— Па­дишах, да прод­лит бог твою жизнь, мне ни­чего не нуж­но, толь­ко вер­ни мне то, что я при­нес с со­бой, ― мою мо­лодость.

— Кто дал те­бе та­кой со­вет, го­вори, ― пот­ре­бовал па­дишах.

— Ник­то, па­дишах, это я го­ворю.

— Нет, это не твои сло­ва. По­чему ты их рань­ше не го­ворил?

И приш­лось ста­рику рас­ска­зать обо всем. Ве­лел па­дишах при­вес­ти маль­чи­ка. Ре­шил он ис­пы­тать со­вет­чи­ка. Маль­чик при­шел, ви­дит: боль­шое ко­рыто, пол­ное во­ды, пос­тавле­но у по­рога. По­нял он, что па­дишах хо­тел этим ска­зать: мол, я силь­ный, по­доб­но мо­рю, и ты уто­нешь в нем. Маль­чик взял бу­магу, сде­лал лод­ку и пус­тил ее по во­де. Этим он хо­тел ска­зать, что, мол, я пе­реп­лы­ву это мо­ре.

Уви­дел па­дишах маль­чи­ка, под­кру­тил усы и тро­нул свою ко­рону. Этим он хо­тел ска­зать: «Я те­бя унич­то­жу». Маль­чик пос­ту­чал паль­ца­ми се­бе по лбу и дал этим по­нять, что бог на­делил его умом.

Убе­дил­ся па­дишах, что и впрямь маль­чик умен, на­ход­чив и смет­лив, и ве­лел сво­ему ве­зиру на­пол­нить его пла­ток зо­лотом и от­пустить. А ве­зир шеп­чет па­диша­ху на ухо:

— О па­дишах, а ты не бо­ишь­ся, что этот маль­чик, ког­да при­дет вре­мя, сбро­сит те­бя с тро­на?

— Нет, ве­зир, та­кого ум­но­го ре­бен­ка я не мо­гу по­губить, ― от­ве­тил па­дишах.

По­ка маль­чик шел до­мой, слу­ги па­диша­ха схва­тили его от­ца и при­вели во дво­рец.

При­шел маль­чик до­мок, ви­дит ― нет от­ца.

— Ма­туш­ка, а где отец?

— Сы­нок, тво­его от­ца уве­ли слу­ги па­диша­ха.

Вер­нулся маль­чик во дво­рец, по­ложил к но­гам па­диша­ха пла­ток с зо­лотом и про­мол­вил:

— Па­дишах, ты мне дал зо­лота, я по­думал, что это по­дарок, но, ока­зыва­ет­ся, ты ре­шил рас­пла­тить­ся за кровь мо­его от­ца.

Па­дишах по­казал на от­ца и спро­сил:

— Раз­ве этот осел твой отец?

Отец маль­чи­ка был нег­ра­мот­ным.

— Будь в здра­вии, па­дишах, отец мой не осел, вот дед был ос­лом. Ес­ли бы дед не был ос­лом, он дал бы от­цу об­ра­зова­ние. Отец же мой ― нас­то­ящий муж­чи­на. Ви­дишь, он дал мне воз­можность учить­ся, и я смог от­ве­тить на лю­бые твои воп­ро­сы.

Не на­шел­ся па­дишах, что от­ве­тить, и от­пустил от­ца с сы­ном до­мой.