Мудрая змея

Уви­дел как-то па­дишах сон. Ве­лел он соз­вать во дво­рец всех муд­ре­цов, но ник­то не смог этот сон ис­толко­вать. Слух об этом до­шел и до бед­но­го дро­восе­ка, и ре­шил он ис­пы­тать судь­бу. За­вер­нул в узе­лок хлеб с сы­ром, поп­ро­щал­ся с же­ной и пус­тился в путь. Дол­го ли, ко­рот­ко ли шел, до­шел до боль­шо­го кам­ня. Толь­ко сел от­дохнуть, как его кто-то ок­ликнул. Обер­нулся ― змея.

— Бед­няк, ку­да путь дер­жишь?

— Да вот иду сон па­диша­ху ис­толко­вать.

— А зна­ешь что ска­зать?

По­качал бед­няк го­ловой.

— Ну, так слу­шай, я от­крою те­бе смысл па­дишах­ско­го сна. Ты рас­ска­жи ему, он те­бя наг­ра­дит, день­ги даст, и мы по­делим их по-брат­ски.

Об­ра­довал­ся бед­няк, сог­ла­сил­ся.

— Ког­да вой­дешь к па­диша­ху, пок­ло­нись ему в но­ги, ска­жи: «О все­могу­щий па­дишах, во сне ты ви­дел вол­ков. Это на­род твой, по­доб­но вол­кам, бу­дет нед­ружно жить, лю­ди бу­дут грызть­ся друг с дру­гом».

Поп­ро­щал­ся бед­няк со зме­ей, по­шел даль­ше. Ис­толко­вал он сон па­диша­ху. Тот дал бед­ня­ку сто зо­лотых.

Ра­дос­тный, шел дро­восек до­мой, глядь ― а на до­роге змея его до­жида­ет­ся.

Под­нял бед­няк боль­шой ка­мень, бро­сил в змею, но она увер­ну­лась и за­пол­зла в свою но­ру.

Че­рез не­кото­рое вре­мя сно­ва уви­дел па­дишах сон и ве­лел поз­вать к се­бе дро­восе­ка. Идет бед­няк и сок­ру­ша­ет­ся, что оби­дел змею. До­шел он до боль­шо­го кам­ня, ви­дит ― змея гре­ет­ся на сол­нце.

— Ку­да путь дер­жишь, бед­няк?

— Да вот иду к па­диша­ху сон его ис­толко­вать. Но что ска­зать, не знаю. В прош­лый раз я бро­сил в те­бя ка­мень, дом свой раз­ру­шил.

— Но твоя ви­на, ― от­ве­тила змея, ― пой­дешь, пок­ло­нишь­ся па­диша­ху в но­ги и ска­жешь: «О все­могу­щий па­дишах, во сне ты ви­дел ли­сиц. На­род твой, по­доб­но им, ста­нет хит­рить».

Поб­ла­года­рил бед­няк змею за со­вет и пус­тился в путь.

По­лучил он от па­диша­ха двес­ти зо­лотых, идет и ду­ма­ет: «С че­го это мне де­лить зо­лото со зме­ей?» Свер­нул он с до­роги и по­шел круж­ным пу­тем.

Прош­ло не­кото­рое вре­мя.

В тре­тий раз уви­дел па­дишах сон, пос­лал опять за бед­ня­ком.

Идет бед­няк, при­горю­нив­шись, а на до­роге ― змея.

— Бед­няк, не к па­диша­ху ли ты идешь?

— Сес­тра змея, не пла­ти мне злом, не смей­ся на­до мной, уж в этот раз не из­бе­жать мне то­пора па­лача.

— Не от­ча­ивай­ся, я по­могу те­бе. Пой­дешь, ска­жешь па­диша­ху: «О все­могу­щий па­дишах, во сне к те­бе яви­лись яг­ня­та и ов­цы ― на­род твой, по­доб­но им, бу­дет жить в ми­ре и друж­бе».

Поб­ла­года­рил ее бед­няк. При­шел он к па­диша­ху, ис­толко­вал его сон, по­лучил трис­та зо­лотых.

При­шел он с день­га­ми к змее и го­ворит:

— Сес­тра змея, вот все, что дал мне па­дишах, не от­ка­жись, бе­ри зо­лота сколь­ко хо­чешь.

— Нет, бед­няк, на что мне твое зо­лото? ― от­ве­тила она.

— Мо­жет быть, ты сер­дишь­ся на ме­ня за прош­лое? Так я сей­час схо­жу за ос­таль­ным зо­лотом. Уж очень мно­го доб­ра ты сде­лала мне.

— Ни­чего, тут не толь­ко твоя ви­на. Пер­вый год был год вол­чий ― ты бро­сил в ме­ня ка­мень. Вто­рой год был ли­сий ― ты об­ма­нул ме­ня, свер­нул с до­роги. Тре­тий год ― год ми­ра и друж­бы, по­это­му ты и при­мирил­ся со мной. Так иди же с ми­ром.