Срок человеческой жизни

Ког­да бог сот­во­рил мир, не­бо и зем­лю, к не­му приш­ли все: пти­цы, зве­ри, ры­бы, при­шел и че­ловек, что­бы по­лучить у бо­га пра­во на оп­ре­делен­ный срок жиз­ни на зем­ле.

Пер­вым выз­вал к се­бе бог че­лове­ка и ска­зал ему:

— Даю те­бе пра­во жиз­ни на трид­цать лет. Трид­цать лет жи­ви на зем­ле, ра­дуй­ся и будь счас­тлив. До­волен ли ты че­ловек?

Че­ловек пос­мотрел на бо­га тос­кли­выми и уг­рю­мыми гла­зами и от­ве­тил:

— Ма­ло, до­бавь, по­жалуй­ста, еще нем­но­го.

Бог уди­вил­ся и ска­зал че­лове­ку:

— Лад­но, пос­той там, в уг­лу, и по­дож­ди.

Вслед за че­лове­ком за­шел к бо­гу ишак. Бог об­ра­тил­ся, к не­му со сло­вами:

— Трид­цать лет те­бе жиз­ни даю, ишак. Трид­цать лет на сво­ем гор­бу бу­дешь во­зить груз, трид­цать лет на те­бе бу­дут ез­дить, бу­дут бить те­бя по го­лове. Сог­ла­сен ли ты на этот срок жиз­ни?

Ишак за­рыдал и в сле­зах стал умо­лять бо­га:

— Бо­же мой, трид­цать лет та­кой жиз­ни ― мно­го, дай мне по­лови­ну это­го сро­ка.

Че­ловек, сто­яв­ший в уг­лу ком­на­ты, зак­ри­чал:

— Дай мне, дай мне ос­тавши­еся пят­надцать лет!

Бог сог­ла­сил­ся на это и ска­зал че­лове­ку:

— Бе­ри се­бе пят­надцать лет жиз­ни иша­ка и при­бавь их к сво­ей жиз­ни.

Заш­ла к бо­гу со­бака. И ей то­же бог оп­ре­делил трид­цать лет жиз­ни. Бог ве­лел со­баке трид­цать лет ла­ять и сто­рожить скот и хо­зяй­ство. Трид­цать лет пре­дан­но слу­жить че­лове­ку. Со­бака за­ла­яла и ста­ла про­сить умень­шить срок на­поло­вину. Ведь трид­цать лет слу­жить хо­зя­ину и столь­ко же лет ла­ять на про­хожих, день и ночь в го­рах сто­рожить ота­ры овец и гур­ты ско­та ― де­ло не­лег­кое. Че­ловек, сто­яв­ший в уг­лу ком­на­ты и слу­шав­ший этот раз­го­вор, опять об­ра­тил­ся к бо­гу:

— Дай мне, дай мне ос­тавши­еся пят­надцать лет!

Бог и эти пят­надцать лет от­нял у со­баки и от­дал че­лове­ку Че­ловек все еще был не­дово­лен. Вош­ла в ком­на­ту обезь­яна. Бог ей то­же оп­ре­делил трид­цать лет жиз­ни и на­пом­нил, что у нее не бу­дет осо­бых за­бот и тру­да, лишь внеш­ность ее бу­дет неп­ривле­катель­ной. Обезь­яна не сог­ла­силась на та­кой срок и поп­ро­сила все­го пят­надцать лет. Че­ловек опять об­ра­тил­ся к бо­гу с прось­бой пят­надцать лет жиз­ни обезь­яны при­бавить к его шес­ти­деся­ти го­дам. Бог не воз­ра­жал, он так и пос­ту­пил.