Удачливый бедняк

Жил ког­да-то бед­няк. Ру­бил он в ле­су дро­ва и про­давал их, а на вы­ручен­ные день­ги кор­мил семью.

Од­нажды па­дишах этой стра­ны пред­ло­жил ве­зиру:

— Да­вай по­ходим, пос­мотрим, что про­ис­хо­дит ночью в на­шем го­роде.

Пе­ре­оде­лись они дер­ви­шами и выш­ли из двор­ца. Тем­но кру­гом. Вдруг ви­дят ― в од­ной ма­лень­кой ла­чуж­ке ого­нек све­тит­ся. Пош­ли они на этот ого­нек, заг­ля­нули в ок­но: тан­дур рас­топлен, ужин го­товит­ся, де­ти вок­руг тан­ду­ра соб­ра­лись. Пос­ту­чались дер­ви­ши в дверь, от­крыл бед­няк.

— Доб­рый ве­чер! ― поз­до­рова­лись дер­ви­ши.

— Ве­чер доб­рый, гос­ти до­рогие, вхо­дите, при­сажи­вай­тесь.

Угос­ти­ли гос­тей чем мог­ли.

Па­дишах спро­сил:

— Бед­няк, го­род дав­но ус­нул, а вы по­чему не спи­те?

— Дер­виш-ба­ба, я че­ловек бед­ный, каж­дый день хо­жу в лес, руб­лю дро­ва и про­даю их, на вы­ручен­ные день­ги еду по­купаю.

— А сколь­ко за дро­ва по­луча­ешь?

— Рубль и пять ко­пе­ек.

— Ты бы пот­ра­тил рубль, а пять ко­пе­ек ос­та­пил бы на зав­тра, ― по­сове­товал па­дишах.

— Дер­виш-ба­ба, бог ми­лос­тив, гля­дишь, и зав­тра не ос­та­вит нас, ― от­ве­тил хо­зя­ин.

Пос­ле этих слов дер­ви­ши под­ня­лись, поб­ла­года­рили за уго­щение и поп­ро­щались.

На­ут­ро па­дишах при­казал, чтоб ник­то не смел хо­дить в лес ― ос­лушни­ку от­ру­бят го­лову.

Встал ут­ром бед­няк, пе­реки­нул че­рез пле­чо ве­рев­ку, по­шел в лес. Толь­ко по­дошел к ле­су, навс­тре­чу страж­ни­ки:

— Па­дишах зап­ре­тил хо­дить в лес.

Что ос­та­валось де­лать бед­ня­ку? По­шел он в го­род ра­боту ис­кать. Од­на жен­щи­на об­ра­тилась к не­му:

— Есть у ме­ня нем­но­го дров, на­коли их, я зап­ла­чу те­бе.

Ес­ли за про­дажу дров он вы­ручал рубль, то в этот день ему уда­лось за­рабо­тать че­тыре руб­ля. Ку­пил бед­няк де­тям одеж­ду, еду, все день­ги до ко­пей­ки ис­тра­тил и воз­вра­тил­ся до­мой.

А мы вер­немся к па­диша­ху и ве­зиру. К ве­черу па­дишах ска­зал ве­зиру:

— Ведь я зап­ре­тил лю­дям хо­дить в лес. Пой­дем пос­мотрим, что ста­ло с на­шим бед­ня­ком-дро­восе­ком.

Они опять пе­ре­оде­лись и пош­ли к бед­ня­ку. Из его до­ма до­носи­лись пес­ни и му­зыка, де­ти во­дили хо­ровод вок­руг тан­ду­ра, а на ог­не ва­рил­ся обед. Дер­ви­ши пос­ту­чались.

— Доб­рый ве­чер, бед­няк!

— Ве­чер доб­рый, доб­ро по­жало­вать! Вы и доб­рую весть мне при­носи­те и дур­ную.

Дер­ви­ши уди­вились:

— По­чему же так?

— А как же? Ут­ром по­шел я в лес за дро­вами, а страж­ни­ки не пус­ти­ли, го­ворят: есть при­каз па­диша­ха ни­кого не пус­кать в лес. Приш­лось в го­роде ис­кать ра­боту. Хо­рошо, од­на жен­щи­на поп­ро­сила ме­ня дро­ва ей на­колоть. За один день я за­рабо­тал сра­зу че­тыре руб­ля.

Па­дишах от­ве­тил:

— Бед­няк, ты бы се­год­ня пот­ра­тил два руб­ля, а два ос­та­вил на зав­тра. Кто зна­ет, а вдруг ты зав­тра не най­дешь ра­боты? Де­ти го­лод­ные ос­та­нут­ся.

— Дер­виш-ба­ба, се­год­ня бог дал мне мою до­лю и зав­тра не по­забу­дет ме­ня.

Ни­чего не ска­зали дер­ви­ши, поп­ро­щались и уш­ли. По дооre па­дишах ска­зал ве­зиру:

— Я про­учу это­го бес­печно­го бед­ня­ка, пос­мотрим, как бог его вы­ручит.

Ра­но ут­ром па­дишах от­дал при­каз: «Кто пос­ме­ет свою ра­боту по­ручать дру­гим за день­ги, тот бу­дет каз­нен».

На­ут­ро по­шел бед­няк в го­род, спра­шива­ет ра­боту, а лю­ди ему го­ворят:

— Ты что, не зна­ешь при­каз па­диша­ха: кто свою ра­боту даст де­лать дру­гому, то­му го­лову от­ру­бят.

От­ча­яв­шись за­рабо­тать, вер­нулся бед­няк до­мой и ска­зал же­не:

— Наш со­сед ― страж­ник; схо­ди поп­ро­си его одеж­ду. Я пе­ре­оде­нусь и поп­ро­бую в го­роде дос­тать хоть ка­кие-то день­ги.

При­нес­ла же­на одеж­ду страж­ни­ка. Пе­ре­одел­ся бед­няк, на­тянул са­поги, а в го­лени­ще вот­кнул плет­ку и вы­шел из до­му. Хо­дил, хо­дил, к ве­черу уви­дел ― де­рут­ся двое. По­дошел к ним, хлес­тнул и то­го и дру­гого плет­кой, еще и прик­рикнул:

— А ну, пош­ли к мух­та­ру.

Дра­чуны ис­пу­гались: при­ведет он их к мух­та­ру ― не ми­новать им па­лок, а то, не дай бог, еще возь­мут да и в тюрь­му по­садят. Взмо­лились оба:

— Ра­ди все­выш­не­го, от­пусти ты нас. Вот те­бе пять руб­лей от каж­до­го.

Взял бед­няк у них день­ги, а их от­пустил. На все де­сять руб­лей на­купил еды, одеж­ды де­тям и же­не, на­нял му­зыкан­тов и вер­нулся до­мой.

А тем вре­менем па­дишах опять го­ворит ве­зиру:

— Пой­дем-ка пос­мотрим, как там наш бед­няк, чем он се­год­ня на­кор­мил де­тей?

Сно­ва пе­ре­оде­лись они дер­ви­шами и от­пра­вились. Еще из­да­ли ус­лы­шали они: из до­ма бед­ня­ка до­носят­ся зву­ки зур­ны и да­фа. Па­дишах и ве­зир уди­вились. Пос­ту­чали в дверь бед­ня­ка.

— Доб­рый ве­чер, хо­зя­ин!

— Ве­чер доб­рый, гос­ти до­рогие! Доб­ро по­жало­вать, вы, как обыч­но, при­носи­те мне и доб­рую и дур­ную весть.

— Ка­ким об­ра­зом? По­чему ты так го­воришь? ― спра­шива­ют дер­ви­ши…

— Ру­бил я се­бе дро­ва, про­давал их и этим жил. Па­дишах зап­ре­тил хо­дить в лес, по­том он зап­ре­тил ра­ботать в го­роде по най­му.

— Тог­да от­ку­да ты день­ги дос­тал?

Бед­няк и рас­ска­зал им, как он пе­ре­одел­ся страж­ни­ком, как ос­та­новил двух дра­чунов, как по­лучил с них де­сять руб­лей.

— Все до ко­пей­ки и пот­ра­тил, ― за­кон­чил он свой рас­сказ.

Дер­ви­ши поп­ро­щались и уш­ли. На дру­гое ут­ро па­дишах ве­лел при­вес­ти к се­бе бед­ня­ка. Страж­ни­ки при­вели бед­ня­ка к па­диша­ху.

— Доб­рый че­ловек, ― при­казал ему па­дишах, ― вот те­бе моя саб­ля, бу­дешь сто­рожить мои по­кои до ве­чера.

Це­лый день сто­ял он на стра­же. Ве­чером соб­рался до­мой и ду­ма­ет: «Как же а пой­лу до­мой с пус­ты­ми ру­ками? Де­ти с ут­ра го­лод­ные».

И нап­ра­вил­ся он пря­мо к куз­не­цу:

— Бра­тец, я про­дам те­бе эту саб­лю, толь­ко сде­лай мне вза­мен де­ревян­ную и вло­жи в нож­ны.

По­лучил бед­няк день­ги за саб­лю, ку­пил еды и при­шел до­мой. А тем вре­менем па­дишах и ве­зир ре­шили уз­нать, чем же он се­год­ня на­кор­мил де­тей.

Приш­ли они под ви­дом дер­ви­шей опять к бед­ня­ку и ви­дят: ус­тро­ил он пир луч­ше, чем преж­де. Па­дишах спра­шива­ет:

— Бед­няк, где ты се­год­ня взял день­ги?

Бед­няк рас­сме­ял­ся:

— Па­дишах пос­та­вил ме­ня сто­рожить свои по­кои, да еще и саб­лю дал. А ве­чером я про­дал ее куз­не­цу, а в нож­ны вло­жил де­ревян­ную.

— Ну а вдруг па­дишах ве­лит те­бе вы­тащить саб­лю из но­жен? ― спро­сил па­дишах.

— О дер­виш, луч­ше и не го­вори, ведь твои сло­ва сбы­ва­ют­ся.

Ут­ром па­дишах ве­лел бед­ня­ку саб­лей от­ру­бить го­лову прес­тупни­ку.

Бед­няк по­белел, но не рас­те­рял­ся:

— О все­могу­щий па­дишах, этот че­ловек не­вино­вен, не мо­гу я брать гре­ха на ду­шу.

— Вы­пол­няй мой при­каз, а не то ве­лю снес­ти и твою го­лову.

— О па­дишах, ес­ли этот че­ловек не­вино­вен, то пусть моя саб­ля прев­ра­тит­ся в де­ревян­ную, а ес­ли ви­новен, я от­рублю ему го­лову.

Ког­да бед­няк вы­тащил саб­лю из но­жен, она ока­залась де­ревян­ной.

— Вот ви­дишь, па­дишах, го­ворил же я ― не­вино­вен этот че­ловек.

Па­дишах рас­сме­ял­ся:

— И вправ­ду, бед­няк, бог не за­быва­ет те­бя.

С то­го дня бед­няк стал слу­жить у па­диша­ха и каж­дый день по­лучать по зо­лото­му.