Жизнь сильнее смерти

Ког­да Ис­кандер Зу­кур­на по­чувс­тво­вал, что нас­та­ло ему вре­мя уми­рать, приз­вал он к се­бе сво­их приб­ли­жен­ных и ска­зал:

— Жизнь моя по­дош­ла к кон­цу, я уми­раю. Пос­ле мо­ей смер­ти уло­жите ме­ня на чар­дар, но пусть ру­ка моя сви­са­ет с не­го. А то моя мать уви­дит ме­ня мер­твым и при­кажет во­инам унич­то­жить вас. А моя ру­ка бу­дет для нее зна­ком мо­ей во­ли.

Ис­кандер умер. Пос­ла­ли за ма­терью. По­бо­ялись без нее хо­ронить сы­на. Приш­ла она, уви­дела те­ло сы­на на чар­да­ре и сви­са­ющую ру­ку, по­дума­ла: «Ви­дит бог, это по во­ле мо­его сы­на ру­ка его све­силась с чар­да­ра. Вид­но, мой сын при­казал сво­им лю­дям сде­лать так, что­бы я не рас­серди­лась. В ми­ре нет ни­чего веч­но­го: что при­ходит, то и ухо­дит».

— Но я не раз­ре­шаю хо­ронить мо­его сы­на, я са­ма бу­ду си­деть над его из­го­ловь­ем, ― за­яви­ла она.

Лю­ди бы­ли оза­даче­ны: «Как же быть? Ес­ли мать не поз­во­лит по­хоро­нить те­ло, то че­рез де­сять дней оно нач­нет раз­ла­гать­ся». Но приш­лось по­вино­вать­ся.

В пус­той ком­на­те по­мес­ти­ли те­ло Ис­канде­ра, а над ним, у са­мого по­тол­ка, под­ве­сили хлеб. За­тем ту­да впус­ти­ли его мать.

Прош­ло нес­коль­ко дней. Жен­щи­на по­чувс­тво­вала го­лод. Ос­мотре­ла она ком­на­ту, уви­дела хлеб у по­тол­ка. Приш­лось ей взгро­моз­дить все, что по­палось под ру­ку, на те­ло сы­на, что­бы до­тянуть­ся до хле­ба. А на­сытив­шись, она ска­зала:

— Хо­рони­те мо­его сы­на. Жизнь силь­нее смер­ти.