Дикая собака и дикая кошка

Ди­кая со­бака и ди­кая кош­ка из­давна бы­ли друзь­ями. В один прек­расный день, ког­да их очень до­пек­ли ок­рес­тные жи­тели, они ре­шили бро­сить гра­беж и за­нять­ся ка­ким-ни­будь по­лез­ным де­лом; вы­бор пал на из­го­тов­ле­ние ра­бан, по­тому что это су­лило боль­шую вы­году, чем дру­гие про­мыс­лы.

Все об­су­див, они ку­пили ра­фии. Ког­да по­дош­ло вре­мя мыть и мять во­лок­но, что­бы сде­лать его мяг­ким и гиб­ким, кош­ка ска­зала со­баке:

— У ме­ня ос­трые ког­ти, я мо­гу пор­вать ра­фию, и я слиш­ком лег­кая, что­бы мять та­кие жес­ткие, не­подат­ли­вые во­лок­на. Ты сде­лай это са­ма, а я бу­ду по­том свя­зывать ни­ти.

Прос­то­душ­ная со­бака пош­ла к со­сед­не­му ручью мыть и мять ра­фию. Ког­да она вер­ну­лась, кош­ка поп­ро­сила ее за­од­но свя­зать ни­ти. Со­бака по­кон­чи­ла и с этим де­лом, на­до бы­ло на­чинать ткать.

— До­рогая под­ру­га! — вос­клик­ну­ла кош­ка, — я ни­ког­да в жиз­ни не тка­ла ра­бан, я толь­ко ис­порчу ра­фию. Вот, ког­да мы бу­дем ткать шелк, я по­кажу те­бе, ка­кая я мас­те­рица.

Доб­рая со­бака сот­ка­ла ра­баны и поп­ро­сила свою лу­кавую то­вар­ку схо­дить на ры­нок и про­дать их. Кош­ка не зна­ла, что де­лать: на рын­ке ее мог­ли нас­мерть за­бить лю­ди из де­рев­ни.

Но ей так хо­телось в оди­ноч­ку съ­есть мя­со, куп­ленное на вы­ручен­ные день­ги! Она ре­шила пой­ти.

Как толь­ко лю­ди уви­дели кош­ку, они на­чали бро­сать в нее кам­ня­ми. Кош­ка тут же вер­ну­лась в хи­жину и рас­ска­зала со­баке про свою не­уда­чу. Со­баке очень за­хоте­лось са­мой по­пытать счастья. На рын­ке она по­лучи­ла за ра­баны две­над­цать мо­нет и ку­пила на них мя­са. Не съ­ев ни ку­соч­ка, она вер­ну­лась до­мой. Как толь­ко по­яви­лась со­бака, кош­ка зак­ри­чала:

— На­до ско­рей от­нести мя­со на де­рево, а то при­дет кто-ни­будь силь­нее нас с то­бой и от­ни­мет его.

Хит­рая тварь унес­ла мя­со на де­рево и прес­по­кой­но его съ­ела. Нап­расно со­бака ста­ралась уг­ро­зами и моль­ба­ми по­лучить хоть ку­сочек — ей дос­тался один толь­ко за­пах. Из­не­могая от ус­та­лос­ти и го­лода, она сва­лилась у под­но­жия де­рева и тут же из­дохла, пре­дав прок­ля­тию всех сво­их по­том­ков, ко­торые не бу­дут мстить за ее смерть.