Дикий бык, увидавший в воде свое отражение

Од­нажды ди­кий без­горбый бык пил во­ду в проз­рачном ручье; у не­го бы­ли длин­ные но­ги и длин­ные ро­га. Уви­дав в во­де свое от­ра­жение, он об­ра­довал­ся и ска­зал:

— Э! У ме­ня за­меча­тель­ная го­лова. Ка­кие тон­кие ро­га, как они кра­сиво пе­рек­ре­щива­ют­ся друг с дру­гом! На них при­ят­но смот­реть, так лов­ко они си­дят на го­лове. Ес­ли бы я весь был так кра­сив, как мои ро­га, мне не на­до бы­ло бы обо­рачи­вать­ся, ког­да я иду на­зад. Прав­да, мне не очень нра­вят­ся мои ще­ки и зу­бы. Хва­ля ме­ня, лю­ди го­ворят: «У не­го хо­рошие но­ги». Но я ду­маю, что но­ги толь­ко пор­тят мое те­ло. Луч­ше бы их сов­сем не бы­ло.

Лю­бу­ясь со­бой, бык вдруг ус­лы­шал шум приб­ли­жав­шихся охот­ни­ков и со­бак. Уви­дав бы­ка, со­баки бро­сились впе­ред. Бык по­бежал со всех ног. На пу­ти ему встре­тилась ро­щица, и он за­путал­ся ро­гами в вет­вях де­ревь­ев. То, чем он гор­дился, ста­ло при­чиной его смер­ти. Бык не мог ос­во­бодить ро­га от ве­ток, за ко­торые они за­цепи­лись, и со­баки нас­тигли его. Он умер и ска­зал:

— Го­ре! Я пре­зирал но­ги, ко­торые мог­ли ме­ня спас­ти, и гор­дился ро­гами, ко­торые до­вели ме­ня до смер­ти, по­тому что по­меша­ли убе­жать от вра­гов.