Крокодил и еж

Го­ворят, как-то раз бро­дил еж по бе­регу ре­ки; в по­ис­ках пи­щи он рыл­ся в реч­ном иле и с ра­достью по­едал чер­вей. Вдруг он ока­зал­ся ря­дом с ог­ромным спя­щим кро­коди­лом. Еж ис­пу­гал­ся и бро­сил­ся бе­жать, но кро­кодил прос­нулся и, за­метив ежа, спро­сил, ку­да он идет. Пе­репу­ган­ный еж не ос­ме­лил­ся ска­зать, что ис­кал пи­щу, и от­ве­тил:

— Я при­шел поз­до­ровать­ся и уз­нать, как ты по­жива­ешь.

— Тог­да иди сю­да, да­вай по­бол­та­ем.

Они раз­го­вори­лись. Ско­ро они под­ру­жились и приг­ла­сили друг дру­га в гос­ти. Бы­ло ре­шено, что еж пер­вый при­дет к кро­коди­лу, по­тому что кро­кодил стар­ший.

В наз­на­чен­ный день еж явил­ся. Кро­кодил не го­товил за­ранее праз­днич­но­го обе­да; вмес­то это­го он тут же бро­сит­ся на бы­ка, ко­торый щи­пал тра­ву на бе­регу ре­ки, и при­волок его ежу. Еж уп­ле­тал за обе ще­ки. Он съ­ел ог­ромный ку­сок мя­са — по срав­не­нию с ним са­мим, ко­неч­но, по­тому что по срав­не­нию с це­лой бычь­ей ту­шей это был сов­сем кро­шеч­ный ку­сочек. Пе­рева­рив пи­щу, еж и кро­кодил наз­на­чили день, ког­да кро­кодил при­дет в гос­ти к ежу. Но в ус­ловлен­ный срок еж при­гото­вил к праз­днич­но­му обе­ду толь­ко нес­коль­ко куз­не­чиков и цве­тов аву­ку. Кро­кодил страш­но рас­сердил­ся и ска­зал:

— На­де­юсь, ты не на­зыва­ешь это обе­дом? Ра­ди то­го, что ты при­гото­вил, и че­люс­тя­ми не сто­ит ше­велить.

— Я, гос­по­дин, от всей ду­ши пред­ла­гаю те­бе все, что я су­мел до­быть.

— Ах ты на­хал! Ког­да ты при­шел ко мне, я встре­тил те­бя как са­мого до­рого­го гос­тя. Ты что, за­был ве­лико­леп­но­го бы­ка, ко­торым я те­бя угос­тил? А чем ты пос­ле это­го уго­ща­ешь ме­ня?

Го­воря так, кро­кодил ра­зинул пасть, сде­лал один гло­ток — и все, что при­пас еж, ис­чезло. Рас­сержен­ный еж от злос­ти за­сопел, а кро­кодил стал над ним нас­ме­хать­ся.

— Не­чего прит­во­рять­ся, что ты оби­дел­ся, бес­со­вес­тный хит­рю­га. Вид­но, ты за­был по­говор­ку лю­дей: «Хоть еж ни­ког­да со­бой не лю­бу­ет­ся, а гла­зам все рав­но рад». Вы­ходит, прав­да, у бес­чес­тных зве­рей нет ни сты­да ни со­вес­ти.

Еж рас­сердил­ся еще боль­ше и зак­ри­чал:

— Мои гла­за соз­дал Ан­дри­ама­нит­ра, я не мо­гу их пе­реде­лать. А ты, преж­де чем на­до мной сме­ять­ся, пос­мотри на се­бя. Вид­но, ты за­был, что го­ворят лю­ди: «Соз­да­вая кро­коди­ла, Ан­дри­ама­нит­ра хо­тел сде­лать его не кра­сивым, а силь­ным». И еще од­на по­говор­ка есть: «Це­сар­ка нас­ме­ха­ет­ся над зме­ей, а са­ма то­же в пят­нах».

За­быв от злос­ти обо всем на све­те, кро­кодил ра­зинул пасть и хо­тел прог­ло­тить ежа, но еж выс­та­вил иг­лы и сам по­катил­ся ему в глот­ку; он так ис­ко­лол кро­коди­ла, что че­рез нес­коль­ко мгно­вений вла­дыка рек из­дох. Об­ра­дован­ный еж выб­рался из глот­ки вра­га и, при­тан­цо­вывая, стал пов­то­рять:

— Ма­лень­кий оси­лил боль­шо­го! Ма­лень­кий оси­лил боль­шо­го!

Го­ворят, с тех пор на­чали петь пе­сен­ку, ко­торую те­перь зна­ют все: «Я еж, я бро­жу по бе­регу, я не бо­юсь ог­ромной глот­ки кро­коди­ла!»