Рафосса, Рафаналука и Равуанцира

Го­ворят, как-то раз Ра­фос­са и Ра­фана­лука пош­ли в гос­ти к Ра­ун­ди­ане. По до­роге Ра­фос­са ска­зала Ра­фана­луке:

— Ес­ли у ме­ня за­болят зу­бы, нар­ви листь­ев вон с то­го де­рева. Они мне очень хо­рошо по­мога­ют.

На са­мом де­ле фос­са го­вори­ла неп­равду, она прос­то хо­тела об­ма­нуть фа­налу­ку во вре­мя обе­да. Фос­са пов­то­рила свою прось­бу пять раз и каж­дый раз ука­зыва­ла на дру­гое де­рево. Ког­да они приш­ли, Ра­ун­ди­ана от­ве­ла их в чис­тую хи­жину, ус­тро­ен­ную спе­ци­аль­но для гос­тей. Ра­фос­са и Ра­ун­ди­ана по всем пра­вилам при­ветс­тво­вали друг дру­га.

— Как ты по­жива­ешь? — спро­сила Ра­ун­ди­ана у Ра­фос­сы, ко­торая счи­талась стар­шей.

— Хо­рошо, — от­ве­тила Ра­фос­са.

— Здо­ровы ли твои род­ные? Здесь у нас все здо­ровы.

— У нас то­же все здо­ровы. Нес­частье не заг­ля­дыва­ло в наш дом. Мы приш­ли прос­то так, по­тому что дол­го те­бя не ви­дели.

— В доб­рый час, ес­ли вы все здо­ровы. Раз вы приш­ли ко мне в гос­ти, я по­целую ва­ши но­ги.

— Я ни за что те­бе не поз­во­лю!

На этом при­ветс­твия кон­чи­лись.

Ра­ун­ди­ана и Ра­фос­са при­ходи­лись друг дру­гу родс­твен­ни­цами, а Ра­фана­лука бы­ла прос­то слу­жан­кой Ра­фос­сы. Ра­ун­ди­ана да­ла гос­тям фа­хану — кур, уток, гу­сей — и ри­са для су­па. Ра­фана­лука при­нялась за го­тов­ку. Ког­да обед пос­пел, об­жо­ра Ра­фос­са пус­ти­лась на хит­рость, ко­торую за­ранее при­дума­ла.

— Ох, как у ме­ня раз­бо­лелись зу­бы! Ес­ли ты не при­несешь листь­ев тех де­ревь­ев, ко­торые я те­бе по­казы­вала, я ум­ру!

Доб­рая Ра­фана­лука по­бежа­ла ис­кать листья, а фос­са тут же сня­ла с кот­ла крыш­ку и с жад­ностью наб­ро­силась на мя­со. К ри­су она не прит­ро­нулась, а мя­со сож­ра­ла все до кос­точки и сно­ва нак­ры­ла ко­тел крыш­кой.

Ра­фана­лука вер­ну­лась и зас­та­ла свою хо­зяй­ку в пос­те­ли; Ра­фос­са ле­жала и дро­жала так силь­но, как буд­то бы­ла очень боль­на. По­жевав листья, ко­торые при­нес­ла Ра­фана­лука, она тут же выз­до­рове­ла. Ра­фана­лука по­дош­ла к кот­лу и уви­дела, что мя­са нет.

— А где же мя­со?

— Я не знаю, у ме­ня так бо­лели зу­бы!

Ра­фана­лука ни­чего боль­ше не ска­зала, ведь она бы­ла слу­жан­кой. Она по­ела су­па с ри­сом, и они вмес­те с фос­сой пош­ли к се­бе в де­рев­ню.

Прош­ло нем­но­го вре­мени, и Ра­фос­са опять за­хоте­ла пой­ти в гос­ти к Ра­ун­ди­ане. На этот раз, что­бы сва­рить обед, она взя­ла с со­бой Ра­ву­ан­ци­ру. По до­роге фос­са сно­ва пов­то­рила свою про­дел­ку. Ра­фос­са и Ра­ун­ди­ана поз­до­рова­лись, Ра­ун­ди­ана да­ла гос­тям фа­хану, и Ра­ву­ан­ци­ра ста­ла го­товить мя­со. Ког­да оно сва­рилось, фос­са прит­во­рилась, что у нее очень силь­но за­боле­ли зу­бы, и пос­ла­ла Ра­ву­ан­ци­ру за листь­ями. Но Ра­ву­ан­ци­ра то­же бы­ла хит­рая: по­ка Ра­фос­са пле­ла ей не­были­цы про раз­ные листья, она скла­дыва­ла их в кар­ман. Пос­то­яв нем­но­го за дверью, она вер­ну­лась в тот са­мый миг, ког­да фос­са, вдруг выз­до­ровев, за­пус­ти­ла ког­ти в ко­тел. Ра­ву­ан­ци­ра ста­ла ее сты­дить, и Ра­фос­се приш­лось по­делить­ся с ней мя­сом. Из-за это­го об­жо­ра фос­са не на­елась и ночью го­лод не дал ей ус­нуть.

В пол­ночь фос­са, не вы­тер­пев, по­тихонь­ку выс­коль­зну­ла из хи­жины и пе­реду­шила на дво­ре всех кур, уток и гу­сей. Ра­ву­ан­ци­ра, ус­лы­шав, что ее хо­зяй­ка выш­ла на ули­цу, тут же вста­ла и за­пер­ла дверь. Наж­равшись, фос­са хо­тела вер­нуть­ся до­мой, но не смог­ла от­крыть дверь. Так она и си­дела под ок­ном, да­же не от­ряхнув мор­ду от перь­ев, и до са­мого ут­ра дро­жала от хо­лода. Ра­ун­ди­ана за­мети­ла, что ее лю­бимый пе­тух про­пал и с ним вмес­те ку­ры. Она ис­ка­ла во­ра и тут и там, но все нап­расно.

Тог­да она раз­ло­жила по­сере­дине де­рев­ни боль­шой кос­тер и ве­лела всем под­ряд че­рез не­го пры­гать, что­бы тот, у ко­го отя­желел жи­вот от ее боль­шо­го пе­туха и кур, упал в огонь. Все пе­реп­рыгну­ли как ни в чем не бы­вало, а ког­да дош­ла оче­редь до фос­сы, она сва­лилась в са­мую се­реди­ну и сго­рела. Так по­гиб­ла эта злая тварь.