Солнце, луна, звезды и куры

Го­ворят, дав­ным-дав­но Сол­нце и Лу­на бы­ли за­кадыч­ны­ми друзь­ями. У них бы­ли ма­лень­кие братья и сес­тры: у Сол­нца — фи­текут­ра, что зна­чит «ку­ры», у Лу­ны — кин­та­на, что зна­чит «звез­ды». Сол­нце гу­ляло со звез­да­ми, а Лу­на хо­дила с ку­рами.

Од­нажды Лу­ну приг­ла­сили на праз­дник. Но там не хва­тило мес­та, что­бы всем сесть, и она ре­шила из­ба­вить­ся от сво­их ма­лень­ких спут­ни­ков. Лу­на от­кры­ла дверь не­ба, и пе­тух с ку­рицей про­вали­лись вниз. Брат и сес­тра упа­ли на зем­лю пос­ре­ди боль­шой де­рев­ни; ог­лу­шен­ные па­дени­ем, они не мог­ли под­нять­ся и ле­жали, как мер­твые. Лю­ди в де­рев­не по­дума­ли, что их пос­лал За­наха­ри, и ста­ли мо­лить­ся нез­на­комым су­щес­твам, ко­торые ос­та­вались без­глас­ны­ми и нед­ви­жимы­ми. Они то и де­ло пов­то­ряли: «Под­ни­мем! Под­ни­мем де­тей За­наха­ри, что­бы их отец был к нам бла­гос­кло­нен!» (Вот по­чему вмес­то сло­ва фи­текут­ра — преж­не­го наз­ва­ния кур — по­яви­лось их те­переш­нее наз­ва­ние аку­ху: оно про­изош­ло от сло­ва ан­ку­хун­ку­хи ко­торое оз­на­ча­ет «под­ни­мем»)

Тем вре­менем Сол­нце с не­тер­пе­ни­ем под­жи­дало воз­вра­щения сво­ей под­ру­ги Лу­ны.

— Где же твои ма­лень­кие про­вожа­тые? — вос­клик­ну­ло оно, уви­дав, что Лу­на идет на­зад од­на.

— Они бе­жали пе­редо мной и ос­ту­пились. Как я пи ста­ралась их удер­жать, они упа­ли на зем­лю.

— Ах, ка­кое нес­частье! — вскри­чало Сол­нце, при­дя в страш­ную ярость. — Не удив­ляй­ся, ес­ли я те­бе отом­щу.

— Как же так, брат! — от­ве­тила Лу­на. — По­думай хо­рошень­ко, раз­ве это моя ви­на? Ведь твои братья поп­ла­тились за свою собс­твен­ную не­ос­то­рож­ность. Ес­ли ты гро­зишь мне местью, я боль­ше не бу­ду те­бе до­верять.

— Как я мо­гу не отом­стить те­бе, ког­да из-за те­бя слу­чилась та­кая бе­да. С это­го дня мы с то­бой бу­дем жить от­дель­но. Те­перь ты всег­да бу­дешь вда­ли от ме­ня. Ни­ког­да боль­ше мои братья не ста­нут гу­лять с то­бой, и да­же тем, ко­торые те­перь на зем­ле, я при­кажу пря­тать­ся, ког­да они уви­дят на не­бе те­бя или ко­го-ни­будь из тво­их сес­тер-звезд.

— Хо­рошо, пусть бу­дет так! — от­ве­тила Лу­на. — Я ухо­жу. От­ны­не я для те­бя чу­жая. Мои сес­тры то­же бу­дут пря­тать­ся, уви­дав те­бя на не­бе, и ра­довать­ся, ког­да те­бя не бу­дет.

Вот по­чему, ког­да нас­ту­па­ет день, звез­ды скры­ва­ют­ся и Лу­на то­же. Ес­ли все-та­ки Лу­на иног­да по­казы­ва­ет­ся вмес­те с Сол­нцем, она ста­ра­ет­ся дер­жать­ся от не­го по­даль­ше.

Ку­ры пос­лу­шались сво­его бра­та и, ког­да на не­бе за­жига­ют­ся звез­ды, пря­чут­ся в ку­рят­ник. Пе­тухи ред­ко ку­каре­ка­ют ве­чером, по­тому что им не по се­бе при звез­дах и Лу­не. За­то каж­дое ут­ро они по­ют пе­сен­ку: «Тун­га-зу­ки-о! Тун­га-зу­ки-о!» Так они ра­дос­тно пре­дуп­режда­ют всех о близ­ком при­ходе сво­его бра­та Сол­нца.