Трое братьев с хвостами

Го­ворят, у од­но­го ан­дри­ам­ба­ху­аки бы­ло три до­чери и все три не сог­ла­шались вы­ходить за­муж за хо­ва, а хо­тели, что­бы их мужь­ями обя­затель­но бы­ли ан­дри­ана, как они са­ми. Трое брать­ев с хвос­та­ми ус­лы­шали, что три сес­тры не хо­тят вы­ходить за­муж за хо­ва, и приш­ли к ним сва­тать­ся. Они на­ряди­лись в бо­гатые одеж­ды и наб­ро­сили по­верх рос­кошные лам­бы, так что хвос­тов сов­сем не бы­ло вид­но. Братья яви­лись к ан­дри­ам­ба­ху­аке и ска­зали, что приш­ли из даль­них кра­ев про­сить его до­черей вый­ти за них за­муж. Де­вуш­ки сог­ла­сились; их прель­сти­ли кра­сивые на­ряды и пон­ра­вилось — так они са­ми ска­зали, — что три же­ниха меж­ду со­бой род­ные, как они.

Сес­тры тро­нулись в путь, что­бы ид­ти за мужь­ями ту­да, где был их дом; с ни­ми по­шел раб, ко­торо­го зва­ли Ибит­ри­ка. Братья жи­ли очень да­леко, в пе­щере под боль­ши­ми ска­лами. Доб­равшись до скал, они ска­зали сес­трам:

— Вот наш дом. Вы си­дите здесь, а мы пой­дем по­ищем пи­щу для нас всех.

Вер­нувшись, они при­нес­ли мно­го ме­да и жир­ных уг­рей. Они ели все вмес­те, и все на­елись до­сыта. У трех брать­ев был умы­сел: они хо­тели от­кормить жен­щин и ра­ба Ибит­ри­ку, а ког­да те ста­нут тол­сты­ми и жир­ны­ми, съ­есть их. Каж­дый день они ухо­дили на охо­ту и воз­вра­щались с бо­гатой до­бычей. Вот, на­конец, жен­щи­ны ста­ли тол­сты­ми и жир­ны­ми. Од­нажды ве­чером трое брать­ев с хвос­та­ми, то­мясь от не­тер­пе­ния, влез­ли на ска­лы и, по­ка до­чери ан­дри­ам­ба­ху­аки спа­ли, ста­ли тан­це­вать. Они тан­це­вали, би­ли се­бя хвос­та­ми и пе­ли та­кую пес­ню:

Юно­ши из ближ­них мест хо­тели на них же­нить­ся, они ска­зали «нет».
Юно­ши из даль­них мест хо­тели на них же­нить­ся, они ска­зали «нет».
Злые за­хоте­ли на них же­нить­ся, они ска­зали «да».
А кто мы? Мы зве­ри.

Но раб Ибит­ри­ка не спал. Он слы­шал пес­ню трех брать­ев и ут­ром ска­зал трем жен­щи­нам:

— Ва­ши мужья по­ют ночью стран­ные пес­ни.

Нас­тал ве­чер; братья сно­ва ста­ли хлес­тать се­бя хвос­та­ми и петь, как прош­лой ночью. Ибит­ри­ка раз­бу­дил трех сес­тер, что­бы они пос­лу­шали пес­ню сво­их му­жей. Сес­тры уз­на­ли, что выш­ли за­муж за зве­рей, и страш­но ис­пу­гались. На сле­ду­ющий день, дож­давшись, ког­да братья, как обыч­но, уй­дут на охо­ту, жен­щи­ны от­ру­били от трех ба­нано­вых де­ревь­ев три чур­ки, прик­ры­ли их ци­нов­ка­ми, по­ложи­ли на то мес­то, где они всег­да спа­ли, и убе­жали.

В этот са­мый день трое брать­ев с хвос­та­ми ре­шили пос­ле охо­ты съ­есть жен. Они приш­ли до­мой и ска­зали:

— Те­перь на­ши же­ны тол­стые и жир­ные; вон как креп­ко спят, да­вай­те съ­едим их.

Один тут же вце­пил­ся в те­ло под ци­нов­кой; он от­ку­сил боль­шой ку­сок и уди­вил­ся: кровь не те­чет, мя­со нев­кусное и жес­ткое — да­лее зуб сло­мал­ся. Ос­таль­ные то­же ки­нулись к ци­нов­кам, что­бы схва­тить сво­их жен, и тут все уви­дели, что пе­ред ни­ми чур­ки, на­руб­ленные из ба­нано­вых де­ревь­ев. Тог­да братья от­пра­вились ис­кать бег­ля­нок к ан­дри­ам­ба­ху­аке, их от­цу.

Жен­щи­ны вер­ну­лись до­мой це­лые и нев­ре­димые, но не пош­ли сра­зу к се­бе. Они влез­ли на де­ревья око­ло ко­лод­ца и спря­тались. Ра­быня ан­дри­ам­ба­ху­аки приш­ла за во­дой, уви­дела в ко­лод­це от­ра­жение од­ной из сес­тер и ска­зала:

— Я слиш­ком кра­сива, что­бы быть ра­быней.

С до­сады она да­же кув­шин раз­би­ла. Сес­тры зас­ме­ялись; ра­быня под­ня­ла гла­за и уви­дела, что они пря­чут­ся на де­ревь­ях. Она со всех ног по­бежа­ла к хи­жине ан­дри­ам­ба­ху­аки.

— Твои до­чери вер­ну­лись! — кри­чала она. — Они спря­тались на де­ревь­ях око­ло ко­лод­ца!

Ан­дри­ам­ба­ху­ака соз­вал ра­бов; он при­казал убить мно­жес­тво бы­ков и раз­ло­жить ту­ши од­ну за дру­гой от хи­жины до ко­лод­ца. Сес­тры вер­ну­лись до­мой, не кос­нувшись но­гами зем­ли.

Жен­щи­ны рас­ска­зали ан­дри­ам­ба­ху­аке, как они за­мети­ли, что их мужья вов­се не лю­ди, а зве­ри. В эту са­мую ми­нуту по­яви­лись трое брать­ев с хвос­та­ми. Они бы­ли так же пыш­но раз­ря­жены, как в пер­вый раз, и пря­тали хвос­ты под дам­ба­ми.

— Мы приш­ли за сво­ими же­нами, — ска­зали они. — Мы с ни­ми хо­рошо об­ра­щались, но они уш­ли, ни­чего нам не ска­зали, и мы очень уди­вились.

— Не сер­ди­тесь на них, — ска­зал ан­дри­ам­ба­ху­ака. — Се­год­ня я хо­чу ус­тро­ить для вас праз­дник, да­вай­те все вмес­те пи­ровать и ве­селить­ся, а зав­тра вы с же­нами вер­не­тесь до­мой.

Все ста­ли есть и пить, а трем брать­ям ан­дри­ам­ба­ху­ака при­катил це­лую боч­ку ту­аки. Ско­ро они сов­сем опь­яне­ли и ста­ли без стес­не­ния по­казы­вать свои хвос­ты. Тог­да ан­дри­ам­ба­ху­ака при­казал их убить, по­тому что это бы­ли зве­ри.

С тех пор хо­ва и ан­дри­ана боль­ше не враж­ду­ют друг с дру­гом, и ан­дри­ана час­то вы­ходят за­муж за хо­ва.