Затуву, не созданный занахари

Вот, что го­ворят ста­рики.

Бы­ло ли не бы­ло, прав­да ли, нет ли,

Я тут ни при чем —

Что мне рас­ска­зали, то и я рас­ска­зываю.

За­туву не был соз­дан За­наха­ри. За­туву про­бил­ся из зем­ли, как рас­те­ние. У За­туву бы­ли бы­ки, но За­наха­ри не соз­да­вал их. У За­туву бы­ли от­кор­млен­ные ов­цы, но они не ели тра­ву, соз­данную За­наха­ри. У За­туву был толь­ко один глаз, од­но ухо, од­на-единс­твен­ная ру­ка и од­на-единс­твен­ная но­га.

Од­нажды За­туву раз­вел та­кой боль­шой кос­тер, что дым под­нялся к са­мому но­су За­наха­ри и стал его бес­по­ко­ить.

— Что это тво­рит­ся на зем­ле? — спро­сил За­наха­ри. Он пос­лал к За­туву гон­ца.

Го­нец спус­тился на зем­лю.

— Что слу­чилось? — спро­сил он. — Кто ты та­кой?

— Я не соз­дан За­наха­ри, — ска­зал За­туву. — Я по­явил­ся из зем­ли сам по се­бе.

— Как те­бя зо­вут?

— Ме­ня зо­вут За­туву­цина­тау-нан­дри­ана­наха­ри.

Го­нец воз­вра­тил­ся к За­наха­ри и пов­то­рил сло­ва За­туву.

Ус­лы­шав, что он ска­зал, За­наха­ри при­шел в не­опи­су­емую ярость и об­ру­шил на зем­лю страш­ный ли­вень, что­бы по­тушить огонь. Так по­яви­лись озе­ра и мо­ря. А За­туву на­сыпал вы­сокую го­ру и вы­копал в ней пе­щеры. По­ка шел дождь, он пря­тал­ся, а по­том под­нялся на вер­ши­ну го­ры и сно­ва раз­вел кос­тер. У За­наха­ри опять за­щеко­тало в но­су от ды­ма.

— Это в са­мом де­ле чу­до, — ска­зал За­наха­ри. Он сно­ва пос­лал на зем­лю гон­ца.

— Кто ты та­кой, на­конец, что сме­ешь до­саж­дать За­наха­ри ды­мом?

— Я те­бе уже ска­зал, — от­ве­тил За­туву. — Я За­туву­цина­тау-нан­дри­ана-на­хари. Я про­бил­ся из зем­ли, как рас­те­ние. Я не соз­дан За­наха­ри, и он не мо­жет зап­ре­тить мне раз­во­дить огонь.

Ког­да го­нец пе­редал эти сло­ва За­наха­ри, тот очень уди­вил­ся.

— От­ве­ди к За­туву ко­рову с тел­кой и спро­си у не­го, кто из них мать, а кто дочь, — ска­зал он гон­цу. За­туву раз­вел жи­вот­ных в раз­ные сто­роны. Ко­рова за­мыча­ла, и тел­ка пош­ла к ней.

— Пе­редай За­наха­ри: мать та, ко­торая мы­чала, — ска­зал За­туву, ука­зывая на ко­рову.

Го­нец вер­нулся к За­наха­ри. Он пе­редал сло­ва За­туву, и За­наха­ри уди­вил­ся еще боль­ше.

— Я не соз­да­вал это­го че­лове­ка, а он все рав­но раз­га­дал мою за­гад­ку. От­не­си ему эту пал­ку, и пусть он ска­жет, где у нее верх, а где низ.

За­туву и тут не рас­те­рял­ся. Он под­бро­сил пал­ку вверх, она пе­ревер­ну­лась два-три ра­за в воз­ду­хе и вот­кну­лась од­ним кон­цом в зем­лю.

— Ска­жи За­наха­ри: тот ко­нец, ко­торый ис­пачкан зем­лей, — низ.

На этот раз За­наха­ри приш­лось соз­нать­ся, что с че­лове­ком, ко­торо­го он не соз­да­вал, так прос­то не сла­дишь. И он пок­лялся его одо­леть.

За­наха­ри пос­лал свою дочь наб­рать во­ды из ис­точни­ка. Это бы­ла де­вуш­ка не­обы­чай­ной кра­соты. Она нак­ло­нилась к ручью, но, уви­дав в во­де свое от­ра­жение, ис­пу­галась, по­тому что на са­мом де­ле она уви­дела За­туву. Он шел за ней сле­дом и спря­тал­ся за ска­лой. Его от­ра­жение она и уви­дела. Де­вуш­ка опе­чали­лась и вер­ну­лась к ручью, что­бы еще раз пос­мотреть на свое ли­цо. Но опять, как в пер­вый раз, она уви­дела в во­де от­ра­жение За­туву и по­дума­ла, что это у нее толь­ко один глаз, од­но ухо, од­на-единс­твен­ная ру­ка и од­на-единс­твен­ная но­га.

В эту ми­нуту За­туву вы­шел из-за кам­ня и ска­зал, что хо­чет взять ее в же­ны. Она сог­ла­силась.

Уз­нав об этом, За­наха­ри страш­но рас­сердил­ся — все зад­ро­жало на зем­ле от его гне­ва. За­туву и его же­на спря­тались, что­бы из­бе­жать страш­ной ка­ры. Тем вре­менем За­туву пе­рес­тал быть уро­дом. У не­го по­явил­ся еще один глаз, еще од­но ухо и все ос­таль­ное. Те­перь у не­го бы­ло два гла­за, два уха, две ру­ки и две но­ги. И жил он с же­ной очень счас­тли­во, толь­ко не­дол­го.

Од­нажды За­туву сде­лал из гли­ны фи­гур­ки, по­хожие на лю­дей. Но они так и сто­яли не дви­га­ясь. Он да­вал им ма­ни­ок, но они не ели. Он убил бы­ков и раз­ре­зал их на час­ти, по­том убил овец, но фи­гур­ки все рав­но не ели. Еще он сле­пил фи­гур­ки, по­хожие на жи­вот­ных.

За­наха­ри за­хотел сво­ими гла­зами пос­мотреть, что де­ла­ет на зем­ле За­туву, и спус­тился к не­му по се­реб­ря­ной цеп. Уви­дав фи­гур­ки из гли­ны, он спро­сил За­туву:

— По­чему ты не вдох­нул в них жизнь?

— Я не знаю, как это сде­лать, — от­ве­тил За­туву.

За­наха­ри пон­ра­вил­ся этот от­вет. Он ду­нул, фи­гур­ки за­шеве­лились и прев­ра­тились в лю­дей и жи­вот­ных. Од­ни лю­ди бы­ли очень свет­лые, дру­гие очень тем­ные.

Прош­ло нем­но­го вре­мени; лю­ди съ­ели все, что бы­ло на зем­ле, и ста­ли сра­жать­ся друг с дру­гом, а кро­коди­лы се­яли ужас всю­ду, где по­яв­ля­лись. Нас­ту­пил на зем­ле страш­ный го­лод, и За­туву приз­нал, что За­наха­ри его по­бедил.

Тог­да За­наха­ри пос­лал на зем­лю по­токи во­ды с зер­на­ми ри­са. За­туву сбро­сил с го­ры мно­го кам­ней, пос­тро­ил на рав­ни­не зап­ру­ды, и на по­лях стал в изо­билии рас­ти рис.

Но За­туву и его же­на ни­чему не ра­дова­лись, по­тому что у них не бы­ло по­томс­тва.

— Это­му лег­ко по­мочь, — ска­зал За­наха­ри. — Де­ти у те­бя бу­дут, толь­ко ты ни­ког­да не уз­на­ешь, как я де­лаю их жи­выми.

Он ду­нул, и жи­вот жен­щи­ны на­чал пух­нуть, пух­нуть, и она ро­дила мно­го де­тей.

По­том За­наха­ри по­дарил им уди, ох­ра­ня­ющие от нес­частий.

— Эти уди мож­но най­ти толь­ко на свя­щен­ных де­ревь­ях,—

ска­зал За­наха­ри, — но знай, ког­да я за­хочу, я все рав­но от­ни­му у те­бя ды­хание жиз­ни.

— А что же ос­та­нет­ся мне? Ведь это я сде­лал те­ла лю­дей и жи­вот­ных? — спро­сил За­туву.

— Ты прав, — от­ве­тил За­наха­ри. — Да­вай до­гово­рим­ся так: ты бу­дешь сох­ра­нять те­ла в зем­ле, от­ку­да ты сам по­явил­ся как рас­те­ние, а я бу­ду уно­сить к се­бе ды­хание жиз­ни.

За­туву опять приз­нал се­бя по­беж­денным. Мер­твых же с тех пор хо­ронят в зем­ле.