Анушка золотая коса

Бы­ло в од­ной семье один­надцать де­тей, и на­роди­лось у них еще две­над­ца­тое ди­тя — доч­ка. Уже со всей де­рев­ней семья пе­реку­милась, на две­над­ца­тую-то и ку­мовь­ев не хва­тило. Отец тог­да го­ворит:

— Вый­ду сей­час за во­рота, ко­го пер­во­го встре­чу, то­го в ку­мовья и по­зову.
Ска­зано — сде­лано. Пер­вой по­палась ему по до­роге кол­дунья. Он уви­дел ее — сто­рон­кой обо­шел. Ви­дит — си­дят на лав­ке ста­рик со ста­руш­кой, муж и же­на. По­дошел он к ним и поп­ро­сил, что­бы в вос­кре­сенье приш­ли они к не­му на крес­ти­ны.

Кол­дунья ему ска­зала:
— Ага, не за­хотел ме­ня ку­мой поз­вать — хлеб­нешь те­перь го­ря со сво­ей до­чень­кой. Не ви­дать ей счастья.

А ста­рики дру­гое ска­зали:
— Ве­ликое счастье ей бу­дет. При­едет за ней сам ко­роль в ка­рете, зап­ря­жен­ной шес­теркой бе­лых ко­ней.
Ста­рик и ста­руха ве­лели ему при­нес­ти доч­ку в кос­тел. Зва­лись они И­оахим и Ана. Ок­рести­ли де­воч­ку и да­ли ей имя Ануш­ка. По­лучи­ла она в по­дарок от крес­тно­го нож­ни­цы, а от крес­тной — зо­лотую ко­су.

Рос­ла Ануш­ка, и ко­са ее из чис­то­го зо­лота все длин­ней де­лалась. Ник­то, кро­ме от­ца, не знал, от­ку­да у ней ко­са та­кая. А как ста­ла Ануш­ка сов­сем боль­шая и на­учи­лась прясть, взя­ла она нож­ни­цы, ста­ла ко­су свою под­ре­зать и прясть из нее пря­жу. Мать эту пря­жу от­но­сила во дво­рец ста­рой ко­роле­ве и ста­рому ко­ролю. Нес­коль­ко лет но­сила.
Но вот за­болел од­нажды во двор­це мо­лодой ко­роле­вич. Ле­чили его, ле­чили — ни один ле­карь вы­лечить не мо­жет. Тог­да по­сове­товал кто-то ко­роле­вичу сот­кать из этой зо­лотой пря­жи плащ и но­сить его. Так и сде­лали. Ко­роле­вич этот плащ на­дел, и здо­ровье у не­го сра­зу поп­ра­вилось, но не сов­сем.

По­шел он од­нажды в лес на про­гул­ку. Повс­тре­чалась ему кол­дунья. Она его спро­сила:
— Ку­да идешь, мо­лодой ко­роле­вич? Ви­жу я, хворь те­бя одо­лела. Хо­чешь, зелья или тра­вы дам? Вы­лечишь­ся.
Нар­ва­ла она тра­вы, сло­жила в куч­ку и по­дож­гла.
— Вот ку­да дым по­тянет, ту­да и иди.

По­думал ко­роле­вич: «А вдруг и вправ­ду дым ме­ня вы­лечит!» Дал кол­дунье зо­лотой, поб­ла­года­рил и по­шел за ды­мом. А кол­дунья ему вслед толь­ко пос­ме­ялась:
— Хи-хи-хи! Зо­лотой мне дал, а хворь-то при нем ос­та­лась!

А ко­роле­вич шел, ку­да дым тя­нул, и выб­рался из ле­су. Ос­та­новил­ся за кус­том, ви­дит — де­вуш­ка с ве­рете­ном си­дит и пря­жу пря­дет. Он все смот­рит и смот­рит, а она все пря­дет. И за­од­но еще ко­рову па­сет. На день­ги-то, за пря­жу вы­ручен­ные, они ко­рову ку­пили. Уш­ла бе­да из до­ма, еды те­перь всей семье хва­тало.

Вы­шел ко­роле­вич из-за кус­та к Ануш­ке. Она уви­дела его, ис­пу­галась, ве­рете­но схва­тила и до­мой убе­жала. Но ко­роле­вич на­шел до­рогу к ее до­му. Ануш­ка спря­талась, а он — пря­мо к ее ма­тери и го­ворит, что хо­чет ви­деть де­вуш­ку с зо­лотой ко­сой. Мать от­ве­ча­ет, что у них-де та­кой нет. Толь­ко ведь он-то знал, что она тут. И сра­зу же пос­ва­тал­ся к ней — по­нял он, от­ку­да зо­лотая пря­жа бы­ла, из ко­торой ему це­леб­ный плащ сши­ли. Мать и отец про­сили ко­роле­вича от­сту­пить­ся. Мол, доч­ка их — бед­ная, и не с ру­ки ей за та­кого бо­гато­го же­ниха за­муж ид­ти. Но ко­роле­вич сто­ял на сво­ем, и ро­дите­ли сог­ла­сились.

Объ­яви­ли их же­нихом и не­вес­той, а че­рез три не­дели и свадь­ба наз­на­чена бы­ла. А от кол­дуньи ре­шили ута­ить, что Ануш­ка за­муж вы­ходит.

Вот при­ехал мо­лодой ко­роле­вич, ста­ли к свадь­бе го­товить­ся. Заз­во­нили в ко­локо­ла, лю­ди тол­пой ва­лят. Ста­ла кол­дунья спра­шивать:
— А ка­кой это се­год­ня праз­дник? Ку­да бе­жите, ров­но зай­цы?
— От­вя­жись, — го­ворят ей. — Не вре­мя с то­бой ля­сы то­чить.

От­махну­лись лю­ди от нее и пря­миком — к кос­те­лу. А ту­да уже подъ­ез­жа­ет ка­рета, шесть бе­лых ко­ней в нее зап­ря­жено, и си­дит в ка­рете Ануш­ка с мо­лодым ко­роле­вичем.

Ну, кол­дунья сле­дом ки­нулась и ре­шила че­го-ни­будь им на­пор­тить. Да за­цепи­лась за пень и пов­ре­дила се­бе но­гу. А тут и в боль­шой ко­локол уда­рили.

— Эй, лю­ди! По­моги­те! — кри­чит кол­дунья.
Да толь­ко ник­то ей не по­мог, все на свадь­бу спе­шили, опоз­дать бо­ялись. Ко­ролев­ская свадь­ба — всем свадь­бам свадь­ба, каж­до­му хо­телось пос­мотреть на та­кое ди­во.

И я бы­ла на той свадь­бе, платье на мне бы­ло бу­маж­ное, са­пож­ки стек­лянные, шля­па из мас­ла. А как еха­ли в кос­тел, жар­ко ста­ло и шля­па рас­та­яла. А как шли ту­да по ка­мен­ной до­роге, са­пож­ки мои рас­ко­лолись. А как еха­ли из кос­те­ла, дождь по­шел, платье мое на­мок­ло и нап­рочь рас­пол­злось.