Хорошо иметь такую жену

На Ка­шубах есть по­верье: тот, кто при жиз­ни сот­во­рил зло и не по­ка­ял­ся, дол­жен пос­ле смер­ти от­быть по­ка­яние в на­шем греш­ном ми­ре, сде­лать­ся при­виде­ни­ем. Ка­кова про­вин­ность, та­ково и при­виде­ние. Они, при­виде­ния-то, вся­кие бы­ва­ют, не толь­ко страш­ные да вред­ные, что лю­дям зло чи­нят.
В од­ной де­рев­не, ко­торой вла­дел злю­щий и рас­путный пан, бы­ло при­виде­ние-де­вица. Она при жиз­ни бы­ла очень кра­сивая, мно­гие ее до­бива­лись, но она ни­кого к се­бе не под­пуска­ла. Из-за нее бы­ло мно­го ссор и драк, од­но­го пар­ня да­же уби­ли. Он-то как раз ей нра­вил­ся, и ког­да его уби­ли, она с го­ря за­боле­ла и по­мер­ла. И за гор­ды­ню ей бы­ло наз­на­чено ка­ять­ся и ждать, по­ка ее кто-ни­будь из­ба­вит.
Один па­рень уви­дал это при­виде­ние, ему пон­ра­вилась де­вица. За­думал он на ней же­нить­ся. Как-то раз под­сте­рег ее, схва­тил и дер­жал, по­ка пе­тух не про­пел. А как пе­тух про­пел, она в мо­гилу боль­ше не вер­ну­лась. Кон­чи­лось ее по­ка­яние, и очень она бы­ла ему бла­годар­на за это.
— Хва­тит, — го­ворит. — От­пусти. Те­перь я здесь ос­тать­ся дол­жна.
Па­рень об­ра­довал­ся, свадь­бу за­те­ял, а на свадь­бу ре­шил приг­ла­сить па­на. О па­не шла ху­дая сла­ва: ма­ло то­го, что был он че­ловек жес­то­кий, но еще и за­вис­тли­вый. Не­вес­та пар­ня и от­го­вари­вала: не зо­ви, мол, па­на на свадь­бу, бе­да бу­дет. Но он ее не пос­лу­шал, сво­их друж­ков пос­лу­шал. А этот пан, как уви­дел мо­лодую, так по­коя ли­шил­ся — уж очень она бы­ла ум­на, скром­на и кра­сива. Ре­шил он отоб­рать ее у па­рия, а как за де­ло взять­ся, не зна­ет. По­шел он до­мой со свадь­бы, и по­пал­ся ему по пу­ти дру­жок то­го же­ниха, ко­торый то­же от за­вис­ти мес­та се­бе не на­ходил.
Пан ему и ска­жи, что у не­го на уме. А тот от­ве­ча­ет, что де­ло, мол, лег­че лег­ко­го.
— Вы ему за­дай­те та­кую ра­боту, что­бы он ис­полнить не мог. А как не ис­полнит, пре­дай­те смер­ти. За­кон-то вам это­го не вос­пре­ща­ет.
— Так-то оно так, да вот что ему при­казать? — спра­шива­ет пан.
— А при­кажи­те ему за од­ну ночь всю ва­шу зем­лю вспа­хать. Это­го ему не сде­лать.
— Вер­но, — го­ворит пан.
Наз­на­чил со­вет­чи­ка над­зи­рате­лем, выз­вал то­го пар­ня и ве­лел ему за од­ну ночь всю свою зем­лю вспа­хать. «А не вспа­шешь, — го­ворит, — смер­ти пре­дам за не­ис­полне­ние гос­под­ско­го при­каза».
Вер­нулся па­рень до­мой — ли­ца на нем нет.
— Что слу­чилось? — же­на спра­шива­ет. — Ты че­го кру­чинишь­ся?
Рас­ска­зал па­рень ей, что ему ве­лено и ка­кая ка­ра наз­на­чена, ес­ли не спра­вит­ся.
— Вот ви­дишь, го­вори­ла я те­бе: не зо­ви па­на на свадь­бу. Не пос­лу­шал­ся ме­ня, те­перь го­ря хлеб­нешь. Ну, в а этот раз, счи­тай, все обош­лось. Иди на по­ле, вот­кни ле­мех в зем­лю и до­мой воз­вра­щай­ся. Не бой­ся, де­ло бу­дет сде­лано.
То-то на­род ди­вил­ся, ког­да на сле­ду­ющее ут­ро ока­залось, что вся пан­ская зем­ля вспа­хана.
— Ну, а те­перь что де­лать при­кажешь? — спро­сил пан у сво­его над­зи­рате­ля.
— При­кажи­те ему все де­ревья в ва­шем ле­су вверх тор­машка­ми пос­та­вить. Это­го ему не сде­лать.
Пан выз­вал пар­ня. «Мо­лодец, — го­ворит, — все вспа­хано как сле­ду­ет». И тут же но­вую ра­боту за­дал. «Не ис­полнишь, — го­ворит, — пре­дам смер­ти».
Тот опять идет до­мой, ног не чу­ет от бе­ды. А же­на и на этот раз ему под­ска­зыва­ет:
— Иди в лес, оты­щи са­мую мо­лодую елоч­ку, выр­ви ее с кор­ня­ми, вот­кни в зем­лю вверх тор­машка­ми и до­мой воз­вра­щай­ся.
Он так и сде­лал. А на сле­ду­ющее ут­ро лю­ди смот­рят — весь пан­ский лес сто­ит вверх тор­машка­ми. Пан, как уви­дел, у не­го во­лосы ды­бом вста­ли — это ж ра­зоренье!
— Вот они, твои глу­пые со­веты! — го­ворит над­зи­рате­лю. — Не при­ведешь лес в по­рядок — го­лову сни­му! По­нял?
— Да не тре­вожь­тесь вы! — го­ворит над­зи­ратель. — Ве­лите ему лес в по­рядок при­вес­ти.
Выз­вал пан то­го пар­ня и го­ворит:
— Ты что мне ночью нат­во­рил? Ты что, шу­ток не по­нима­ешь? Ты что, ра­зорить ме­ня хо­чешь? Чтоб зав­тра лес у ме­ня был, как преж­де, а то и впрямь те­бе го­лову сне­су!
Па­ну по­перек сло­ва не мол­вишь. По­весил па­рень го­лову, поб­рел до­мой. Но и тут же­на его вы­ручи­ла.
— Ви­дишь, что на­делал, ме­ня не пос­лу­шав­ши. Го­воре­но те­бе бы­ло: не зо­ви па­на на свадь­бу! Ну лад­но, это го­ре — не го­ре. Сту­пай в лес, най­ди ту са­мую елоч­ку, что вы­дер­нул, пос­тавь ее как сле­ду­ет и до­мой иди.
На­ут­ро лю­ди смот­рят — лес сто­ит, как и преж­де сто­ял: вер­хушка­ми в не­бо, кор­ня­ми в зем­лю.
— Ну и му­жик! — го­ворит пан. — Чу­ет мое сер­дце, но доб­рать­ся мне до его ба­бы.
— До­берем­ся, — от­ве­ча­ет над­зи­ратель. — Пош­ли­те его на чер­то­ву мель­ни­цу за меш­ком зо­лота. Чер­ти его ни­почем от­ту­да не вы­пус­тят.
Опять приз­вал пан это­го пар­ня и го­ворит:
— Му­жик ты ис­полни­тель­ный, это хо­рошо. Мне сроч­но ну­жен ме­шок зо­лота на рас­хо­ды, так что сту­пай ночью на чер­то­ву мель­ни­цу и там до­будь его. При­несешь — мо­лодец, с пус­ты­ми ру­ками вер­нешь­ся — смерть.
По­бежал па­рень до­мой, а же­на уж на по­роге ждет, спра­шива­ет, что но­вень­ко­го пан при­думал. Рас­ска­зал он ей, что ему ве­лено ид­ти на чер­то­ву мель­ни­цу за зо­лотом — рас­сме­ялась она.
— Это де­ло нет­рудное. Сту­пай к па­ну и ска­жи, что сог­ла­сен ид­ти на мель­ни­цу, да ну­жен те­бе че­ловек, что­бы до­рогу ту­да по­казал и ме­шок нес­ти по­мог, пусть-де пан для вер­ности пош­лет с то­бой сво­его над­зи­рате­ля. По­дой­де­те к мель­ни­це — ты его впе­ред пош­ли чер­тей опо­вес­тить, что ты, мол, при­шел. По­ка они его драть и го­нять бу­дут, на­бери се­бе ме­шок зо­лота и ухо­ди от­ту­да по­доб­ру-поз­до­рову.
Вот приш­ли па­рень с над­зи­рате­лем, с друж­ком сво­им быв­шим, на мель­ни­цу — он и го­ворит над­зи­рате­лю: иди, мол, ска­жи чер­тям, что я при­шел за зо­лотом. Тот по­шел, чер­ти его схва­тили и в пек­ло по­волок­ли. А па­рень тем вре­менем наб­рал ме­шок зо­лота и бе­гом до­мой!
А па­ну все ней­мет­ся, ре­шил сам при­думать, как от пар­ня из­ба­вить­ся. Ду­мал-ду­мал и при­думал.
— Ты — го­ворит, — му­жик доб­ро­совес­тный и мне по­лез­ный. Хо­чу я по­охо­тить­ся, да лень мне по ле­су за зве­рем шас­тать. А раз ты все уме­ешь, сго­ни-ка к ут­ру на мой двор все лес­ное зверье.
Па­рень за­тылок че­шет, а же­на ему го­ворит:
— На том все и кон­чится. Сту­пай в лес, най­ди мед­ве­дя сядь на не­го вер­хом и го­ни к па­ну на двор. Все зве­ри сле­дом пой­дут. За­од­но и па­на по­пуга­ешь — боль­ше прис­та­вать не бу­дет.
И вправ­ду: толь­ко па­рень мед­ве­дя осед­лал, как все лес­ные зве­ри сле­дом пош­ли к па­ну на двор. Пан пе­рет­ру­сил, в под­вал спря­тал­ся. А зве­ри да­вай под­вал под­ка­пывать! Па­рень им спер­во­нача­лу не ме­шал. «Пусть, ду­ма­ет, — па­на по­пуга­ют». По­том стал их от­го­нять да ку­да там! Зве­ри как взбе­сились, ни­чем не уй­мешь. Доб­ра­лись до па­на и на кус­ки рас­терза­ли. Сги­нул он бес­слав­но.
Что ни го­вори, а хо­рошо иметь та­кую же­ну!