Подарок крестнику

Ро­дил­ся у од­но­го ко­роля сын, и приг­ла­сил ко­роль в ку­мовья двух со­сед­них ко­ролей. При­еха­ли они. От­ве­ли им по­кои, а из этих по­ко­ев в кух­ню око­шеч­ко вы­ходи­ло. От­пра­вились ко­роли гу­лять, а по­вар слы­шит: в по­ко­ях раз­го­вор. Заг­ля­нул он в око­шеч­ко, гля­дит, а там си­дят ан­ге­лы-хра­ните­ли тех при­ез­жих ко­ролей, рас­сужда­ют, что бы им та­кое крес­тни­ку на зу­бок по­дарить. Один го­ворит:
— По­ум­неть ему на де­сятом го­ду.
А вто­рой до­бавил:
— И с шес­ти лет все, че­го ни по­жела­ет, пусть ис­полня­ет­ся.
Ну, ок­рести­ли ма­лень­ко­го ко­роле­вича, Виль­гель­мом наз­ва­ли. Под­рос он нем­но­го, и стал по­вар с ним друж­бу во­дить. Вот ис­полни­лось ему шесть лет, по­вар ему и го­ворит:
— Ви­ля, по­желай.
— Че­го по­желать?
— Ну, по­желай, пусть эта во­да ви­ном сде­ла­ет­ся.
По­желал ко­роле­вич. И ста­ла во­да ви­ном. Ду­мал по­вар, ду­мал и при­думал.
— Ви­ля, — го­ворит. — По­желай, что­бы стал средь мо­ря за­мок и мы в том зам­ке очу­тились.
И очу­тились они в этом зам­ке.
— Ви­ля, по­желай, что­бы доч­ка тво­его крес­тно­го здесь ока­залась.
Глядь, она здесь. Про­была она в зам­ке па­ру день­ков, выш­ла пог­ля­деть на мо­ре, схва­тил ее по­вар за но­ги в сбро­сил в во­ду. Уто­нула она. Ос­та­лись по­вар с ко­роле­вичем од­ни. По­вар и го­ворит:
— Ви­ля, по­желай, что­бы доч­ка тво­его дру­гого крес­тно­го здесь ока­залась.
Она тут как тут. Про­была па­ру дней, пош­ла пог­ля­деть на мо­ре, схва­тил ее по­вар за но­ги — и в во­ду! Она то­же уто­нула.
Ис­ка­ли ко­роли до­черей, ис­ка­ли, да так и не наш­ли. А по­вар с ко­роле­вичем в зам­ке жи­ли. Жи­ли-жи­ли, на­до­ело по­вару, он и го­ворит:
— Ви­ля, пло­хо тут. По­желай, что­бы мы к тво­ему от­цу вер­ну­лись.
По­желал ко­роле­вич, и они вмиг вер­ну­лись в ко­ролев­ский дво­рец. Их там не уз­на­ли, вся двор­ня уже пе­реме­нилась. Стал по­вар про­сить­ся в по­вара. Его при­няли, а ко­роле­вича взя­ли к не­му по­варен­ком. Прос­лу­жили они так нес­коль­ко лет, а по­вар день ото дня все боль­ше к вод­ке тя­нул­ся. Па­мять-то у не­го и от­шибло, за­был он, что в де­сять лет ко­роле­вич по­ум­не­ет.
А тот, как ис­полни­лось ему де­сять лет, все при­пом­нил и по­нял, что нат­во­рил. По­шел он к от­цу, но не приз­нался, что он ко­роле­вич. Толь­ко поп­ро­сил ус­тро­ить боль­шой пир. Дес­кать, на этом пи­ру при­гото­вит он гос­тям при­ят­ную не­ожи­дан­ность.
— Ну, смот­ри, по­варе­нок! — го­ворит ко­роль. Ес­ли твоя не­ожи­дан­ность ока­жет­ся не та­кая уж при­ят­ная, я ве­лю те­бе го­лову от­ру­бить. Как-ни­как мне пир в пять­сот зо­лотых вста­нет.
А по­варе­нок стал его про­сить, что­бы приг­ла­сил он на пир крес­тных, ко­ролей-со­седей. Пос­ла­ли им приг­ла­шение, при­еха­ли они. Ве­лел ко­роль нас­тре­лять ди­чи для па­ра. При­вез­ли дичь. А по­вар за­сел в кор­чме с по­варен­ком и пь­ет. Ча­сов в де­сять ут­ра приш­ли за ним ко­ролев­ские слу­ги.
— По­вар, иди до­мой, — го­ворят. — По­ра го­товить.
А по­вар от­ве­ча­ет:
— Нын­че я го­товить не бу­ду. Эй, кор­чмарь, на­лей-ка еще по од­ной!
Пош­ли слу­ги до­мой, при­горю­нились. Мол, вы­гонит их ко­роль. Ни­чего ко­ролю не ска­зали, а к по­луд­ню опять пош­ли за по­варом.
— По­вар, по­ра на стол по­давать. Сту­пай на кух­ню. Не то ко­роль нас всех про­гонит.
— Не пой­ду. Кор­чмарь, еще по од­ной! Не бу­ду нын­че го­товить.
Идут слу­ги на­зад, от­ча­ива­ют­ся. Во­да в кух­не не гре­та, мя­со сы­рое, а уж и на стол по­давать по­ра. В по­лови­не пер­во­го го­ворит по­вар:
— Ви­ля, пош­ли.
Приш­ли они на кух­ню, на­лил по­вар во­ды в ко­тел.
— Ви­ля, по­желай, что­бы это был суп, да та­кой, что гос­ти и не еда­ли. По­желай, что­бы мя­со за­жари­лось, да так, что­бы ник­то та­кого преж­де не про­бовал. По­том бу­дут кар­пы в тес­те. По­желай, Ви­ля. Пусть вся­кий, кто их от­ве­да­ет, паль­чи­ки об­ли­жет. А те­перь по­пач­кай­ся, слов­но ты все это го­товил, и пой­дем к гос­тям.
Выш­ли они к гос­тям, а ко­роль и го­ворит:
— Ну, по­варе­нок, где твоя при­ят­ная не­ожи­дан­ность? Мне этот пир в пять­сот зо­лотых встал. Смот­ри! Ко­ли не уго­дишь, не сно­сить те­бе го­ловы.
— Ва­ше ве­личес­тво, — го­ворит ко­роле­вич. — Это­го я не бо­юсь.
Вы­нул он из кар­ма­на шка­тулоч­ку, под­хо­дит к пер­во­му крес­тно­му.
— Бы­ла у вас дочь?
— Бы­ла, да про­пала.
— Хо­тели бы вы ее сно­ва уви­деть?
— Ес­ли ты ее мне вер­нешь, по­варе­нок, от­дам ее те­бе в же­ны, и за­бирай все ко­ролевс­тво в при­дачу,
Щел­кнул ко­роле­вич по шка­тулоч­ке.
— Же­лаю, что­бы яви­лась сю­да дочь это­го ко­роля.
И яви­лась она. Взял ее по­варе­нок за ру­ку, под­вел к ко­ролю. Тот об­нял дочь и го­ворит:
— По­варе­нок, ник­то те­бе ни­како­го ху­да не сде­ла­ет. Про­дол­жай.
По­дошел по­варе­нок к дру­гому крес­тно­му.
— И у вас бы­ла дочь, да про­пала?
— Да, по­варе­нок, про­пала.
— Хо­тите ее сно­ва уви­деть?
— Толь­ко по­кажи — от­дам ее те­бе в же­ны и все ко­ролевс­тво в при­дачу.
Тот — щелк по шка­тулоч­ке!
— Же­лаю, что­бы яви­лась это­го ко­роля про­пав­шая дочь.
Взял ее за ру­ку, под­вел к от­цу.
— Ва­ше ве­личес­тво, это ва­ша дочь?
— Моя. Бу­дет она, по­варе­нок, тво­ей же­ной, от­даю те­бе ко­ролевс­тво, и ни один во­лос с тво­ей го­ловы не упа­дет.
Под­хо­дит по­варе­нок к от­цу.
— Ва­ше ве­личес­тво, а у вас был сын?
— Был, да про­пал.
— Хо­тите его уви­деть?
— Вер­ни его мне, по­варе­нок, — все ко­ролевс­тво тво­им бу­дет.
По­варе­нок, как был весь пе­рема­зан­ный, об­нял ко­роля.
— Я ваш сын и есть!
И за­ново пир на­чал­ся. Ко­роле­вич со­сед­ним пра­вите­лям го­ворит:
— У вас, крес­тный, две до­чери. Я на стар­шей же­нюсь, а млад­шей пусть ва­ше ко­ролевс­тво ос­та­нет­ся. А у вас, крес­тный, од­на дочь. Быть ей ко­роле­вой в ва­шем го­сударс­тве. Мне ва­ших ко­ролевств не на­до, я в сво­ем ко­ролем бу­ду.
На том и по­реши­ли. А по­вара каз­нить хо­тели, да не ус­пе­ли. Он с го­ря тут же сам и по­мер, и заб­ра­ли его чер­ти в пек­ло.
Ве­лел ко­роль из пу­шек стре­лять. Я как раз ми­мо про­ходил, один пуш­карь схва­тил ме­ня, су­нул в пуш­ку. Вот я сю­да и при­летел.