Проделки непутевого Войтека

Не­путе­вый Вой­тек до­ма ни­чего де­лать не хо­тел, и от­да­ли его ро­дите­ли в ус­лу­жение к од­но­му ксен­дзу. Вот ут­ром ксендз зо­вет его, ве­лит под­нять­ся.
— Вой­тек, пог­ля­ди, есть огонь в пе­чи или нет.
А Вой­тек кли­чет:
— Кис-кис-кис!
— Вой­тек, ты за­чем ко­та зо­вешь? — спра­шива­ет ксендз.
А Вой­тек:
— Ва­ше пре­подобь­ице, — го­ворит, — ес­ли кот теп­лый, зна­чит, есть огонь в пе­чи.
— На дво­ре дождь или нет? Вой­тек, пог­ля­ди.
А Вой­тек зо­вет:
— Бось­ка, ко мне!
Ксендз спра­шива­ет:
— Вой­тек, ты за­чем пса кли­чешь?
— Ва­ше пре­подобь­ице, ес­ли пес мок­рый, зна­чит, на дво­ре дождь.
— Вой­тек, сту­пай, схо­ди в пог­реб за ви­ном, — го­ворит ксендз. — Толь­ко по­дой­ди сна­чала ко мне, я сде­лаю так, что­бы ты его не пил.
И на­мазал ему ксендз гу­бы ме­лом.
По­шел Вой­тек в под­вал, взял бу­тыл­ку, вы­пил ви­на и вы­мазал ме­лом всю бу­тыл­ку. При­нес ее ксен­дзу, а тот и го­ворит:
— Ох, Вой­тек, ты пил ви­но.
— Нет, ва­ше пре­подобь­ице, не пил.
— Нет, Вой­тек, пил.
— Нет, ва­ше пре­подобь­ице. Раз­ве не ви­дите, я от соб­лазна всю бу­тыл­ку ме­лом на­мазал.
Рас­сме­ял­ся ксендз, и пос­лал его в пог­реб за жа­реным гу­сем да приг­ро­зил:
— Смот­ри, Вой­тек, сам гу­ся не ешь.
По­шел Вой­тек в пог­реб за гу­сем, отор­вал у не­го нож­ку и съ­ел. При­нес гу­ся ксен­дзу, а ксендз и спра­шива­ет, где у гу­ся вто­рая нож­ка. Го­ворит Вой­тек:
— Так он од­но­ногий был. Ва­ше пре­подобь­ице, вы что, од­но­ногих гу­сей не ви­дыва­ли?
— Ко­неч­но, нет.
— Ха, так зна­чит, я боль­ше вас ви­дел.
Ни­чего с ним ксендз не мог по­делать. Ве­лел ему зап­рячь ка­рету, и по­еха­ли они че­рез по­ле. А там, воз­ле пру­да, гу­си сто­ят, и все на од­ной но­ге. Свис­тнул ксендз — и ста­ли гу­си на обе. Ксендз и го­ворит:
— Ви­дишь, Вой­тек, ног-то у них две.
— Ох, ва­ше пре­подобь­ице, да вам бы то­му, жа­рено­му, свис­тнуть! Мо­жет, и у не­го две но­ги сде­лалось бы?
Что ксен­дзу де­лать? На­писал он пись­мо и пос­лал Вой­те­ка с тем пись­мом к дру­гому ксен­дзу и ве­лел сра­зу же от­вет при­нес­ти. При­шел Вой­тек к дру­гому ксен­дзу, про­читал тот пись­мо, поз­вал Вой­те­ка в гор­ни­цу и всы­пал ему, по­тому что в том пись­ме бы­ло на­писа­но, что Вой­те­ку на­доб­но всы­пать. При­бежал Вой­тек на­зад, ис­по­лосо­ван­ный, к сво­ему ксён­дзу, а тот и спра­шива­ет:
— Вой­тек, а где от­вет?
Спус­тил Вой­тек шта­ны, по­вер­нулся к ксен­дзу за­дом и го­ворит:
— На­те, чи­тай­те, ва­ше пре­подобь­ице.
Пос­ме­ял­ся ксендз и прог­нал его прочь. И вер­нулся Вой­тек к род­не.
Ос­тался он од­нажды в гор­ни­це один, отец в по­ле ушел, а мать хлеб пек­ла. Вдруг ка­кой-то пан пря­мо на ко­не в се­ни въ­ез­жа­ет и спра­шива­ет:
— Вас тут мно­го?
Вой­тек от­ве­ча­ет:
— Два с по­лови­ной.
— Как то есть два с по­лови­ной?
Вой­тек и го­ворит:
— Вы, да я, да пол­ко­ня. Вот и вы­ходит два с по­лови­ной.
Пан спра­шива­ет:
— Где твой отец?
— В по­ле. Злом зло ис­ко­реня­ет.
— А мать?
— Пе­чет хлеб, что съ­ели.
— Как же это отец злом зло ис­ко­реня­ет?
— А лю­ди че­рез на­ше по­ле ез­дят, так он по­перек ка­наву ко­па­ет, что­бы не ез­ди­ли. Вот и вы­ходит, что злом зло ис­ко­реня­ет.
— А мать?
— Ста­ло быть, за­нима­ли мы хлеб да съ­ели. Так те­перь мать пе­чет, что­бы долг от­дать.
— Ум­ни­ца ты, Вой­тек. При­ходи ко мне в гос­ти на той не­деле.
По­шел Вой­те­ков отец в по­ле, пой­мал там зай­ца живь­ем и при­нес до­мой. А тут Вой­те­ку по­ра в гос­ти ид­ти к па­ну. Вот он и го­ворит от­цу:
— Ба­тюш­ка, мне в гос­ти ид­ти. Так я возь­му с со­бой зай­ца?
Отец доз­во­лил.
А у то­го па­на как раз в гос­тях был тот са­мый ксендз, у ко­торо­го Вой­тек слу­жил. Уз­нал он, что Вой­тек при­дет, и го­ворит па­ну:
— Вы его в дом не пус­кай­те. Он тут нас всех ду­рака­ми выс­та­вит.
Спус­ти­ли с це­пи всех со­бак во дво­ре, что­бы Вой­те­ку не вой­ти. По­дошел Вой­тек к во­ротам, бро­сились на не­го со­баки, а он возь­ми да вы­пус­ти зай­ца. Вся сво­ра — за ним, а он во­шел се­бе, как ни в чем не бы­вало. Пан ему и го­ворит:
— Как же ты про­шел?
— А сво­ими но­гами да за­ячь­ими.
Да­ли ему мес­то у печ­ки, сел он, по­дошел к не­му тот ксендз и спра­шива­ет:
— Вой­тек, «От­че наш» на­изусть зна­ешь?
— Нет, ва­ше пре­подобь­ице.
Схва­тил его ксендз за ухо и го­ворит:
— Так вы­учи, так вы­учи.
От­таскал его креп­ко.
Си­дит Вой­тек, при­горю­нил­ся и смот­рит на ка­нарей­ку в клет­ке. Ксендз его и спра­шива­ет:
— Вой­тек, ты на что заг­ля­дел­ся?
— На клет­ку, ва­ше пре­подобь­ице. Вы, ва­ше пре­подобь­ице, мо­жете та­кие клет­ки де­лать?
— Нет, не мо­гу, — от­ве­ча­ет ксендз.
Схва­тил его Вой­тек да ухо и го­ворит:
— Так на­учи­тесь, так на­учи­тесь.
От­таскал ксен­дза не ху­же, чем его са­мого от­таска­ли. Ксендз и го­ворит па­ну:
— Ви­дите, я же го­ворил, что он нас всех ду­рака­ми выс­та­вит.
Ни­чего они не мог­ли с Вой­те­ком по­делать, вон прог­на­ли. На том и ко­нец.

Оставить комментарий