Прошение королю

Ког­да-то по со­седс­тву с име­ни­ем од­но­го бо­гато­го па­на жил бед­ный кресть­янин. Всё его бо­гатс­тво сос­то­яло из од­ной ко­ровён­ки. Как-то она заб­ре­ла на гос­под­ское по­ле. Уви­дел её пан, пой­мал и за­резал.
По­шёл бед­няк к па­ну и пот­ре­бовал, что­бы тот зап­ла­тил ему за ко­рову. Рас­сердил­ся пан и при­казал сво­им бат­ра­кам вы­сечь бед­ня­ка плёт­кой.
Вер­нулся до­мой наш го­ремы­ка ни с чем.
— Да­вай-ка на­пишем про­шение ко­ролю. Он спра­вед­ли­во рас­су­дит нас! — по­сове­това­ла ему же­на.
— Как же мы его на­пишем, — от­ве­тил ей кресть­янин, — ведь я гра­моте не обу­чен? Ду­мали они, ду­мали и на­конец при­дума­ли. Взял кресть­янин боль­шую дос­ку и хо­рошень­ко об­те­сал её ру­бан­ком. Дол­го он во­зил­ся с дос­кой, пых­тел, со­пел, по­ка не вы­резал на ней свою ла­чугу и гос­под­ское име­ние. На дос­ке бы­ло яс­но вид­но по ка­ким мес­там шла ко­рова, с ка­кой сто­роны она заб­ре­ла на гос­под­ское по­ле и где пан её за­резал. Под этим ри­сун­ком кресть­янин вы­резал ска­мей­ку, на ней — се­бя, а вок­руг де­сять чер­те­нят.
Окон­чив эту труд­ную ра­боту, кресть­янин взва­лил на пле­чо дос­ку и нап­ра­вил­ся пря­мо к ко­ролю. В боль­шом ле­су, че­рез ко­торый про­ходи­ла его до­рога, он встре­тил охот­ни­ка.
— Доб­рый день, пан! Же­лаю те­бе уда­чи! — при­ветс­тво­вал встреч­но­го кресть­янин.
— Спа­сибо, доб­рый че­ловек! Ку­да путь дер­жишь? — по­ин­те­ресо­вал­ся охот­ник.
— К ко­ролю, жа­ловать­ся на мо­его па­на.
— А чем он те­бя оби­дел?
Кресть­янин сбро­сил дос­ку с пле­ча и по­казал ему своё про­шение. Пос­мотрел охот­ник, но ни­чего не по­нял.
— Как же ты не по­нима­ешь? Ведь здесь гак яс­но всё на­рисо­вано! — уди­вил­ся кресть­янин и стал объ­яс­нять: — Вот это — моя ла­чуга, а это — гос­под­ское име­ние и по­ле. Вот от­сю­да моя ко­ровён­ка заб­ре­ла на пан­ское по­ле, а на этом мес­те её за­реза­ли. Это — скамья, на ко­торой ме­ня рас­тя­нули пан­ские слу­ги, а де­сять дь­яво­лят — это де­сять уда­ров плёт­кой, ко­торые мне всы­пали по при­казу па­на. Те­перь те­бе по­нят­но?
— Да, те­перь я всё по­нял, — ска­зал охот­ник. — Иди, доб­рый че­ловек к ко­ролю, он неп­ре­мен­но те­бе по­может!
Охот­ник ушёл, а кресть­янин про­дол­жил свой путь. Ему и в го­лову не приш­ло, что он раз­го­вари­вал с са­мим ко­ролём Яном.
На­конец доб­рался он до ко­ролев­ско­го зам­ка. Стра­жа впус­ти­ла его, а один из прид­ворных от­вёл в боль­шую рос­кошно уб­ранную ком­на­ту, где на зо­лотом тро­не си­дел ко­роль в алой ман­тии с зо­лотой ко­роной на го­лове, а вок­руг не­го тол­пи­лось две­над­цать важ­ных са­нов­ни­ков.
По­дал наш кресть­янин пер­во­му са­нов­ни­ку дос­ку с про­шени­ем и поп­ро­сил:
— Проч­ти­те, ва­ша ми­лость, ка­кое зло учи­нил мне мой вель­мож­ный пан!
Пер­вый са­нов­ник на­чал вер­теть дос­ку и так и эдак, но ни­чего не по­нял. Не по­няли и дру­гие са­нов­ни­ки. Рас­серди­лись они и при­няв бед­ня­ка за бе­зум­ца, ве­лели слу­гам прог­нать его. Од­на­ко ко­роль ос­та­новил слуг и при­казал по­дать ему дос­ку с про­шени­ем. Две­над­ца­тый са­нов­ник пе­редал дос­ку один­надца­тому, один­надца­тый — де­сято­му, тот — де­вято­му. Так и пе­реда­вали они её один дру­гому, по­ка пер­вый са­нов­ник не по­дал дос­ку ко­ролю. Ко­роль пос­мотрел вни­матель­но на про­шение и об­ра­тил­ся к сво­им са­нов­ни­кам:
— Как же так, по­чему вы ни­чего не по­нима­ете? Здесь всё очень яс­но из­ло­жено. Пой­ди поб­ли­же, доб­рый че­ловек!
Кресть­янин приб­ли­зил­ся к тро­ну.
— Вот это здесь, на­вер­ное, твоя ла­чуга? — спро­сил у не­го ко­роль.
— Да, мой го­сударь. Это моя ла­чуга.
— А вот это име­ние тво­его па­на?
— Со­вер­шенно вер­но, мой го­сударь!
— Твоя ко­рова заб­ре­ла на пан­ское по­ле вот от­сю­да, не прав­да ли?
— От­сю­да, мой го­сударь, от­сю­да.
— А пан твою ко­рову пой­мал и за­резал, не так ли?
— За­резал, мой го­сударь, за­резал, не пос­чи­тал­ся с тем, что она у ме­на од­на—единс­твен­ная.
— А ты по­шёл к па­ну, поп­ро­сил за ко­рову де­нег и вмес­то де­нег по­лучил де­сять уда­ров плёт­кой, не так ли?
— Да, мой го­сударь! Ров­но де­сять. Тво­ими ус­та­ми го­ворит са­ма прав­да!
Кресть­янин очень об­ра­довал­ся, что ко­роль су­мел ра­зоб­рать его про­шение, и пох­ло­пал его по пле­чу.
— Вот это ум­ная го­лова, а не ка­пус­тный ко­чан, вро­де ва­ших, — и он нас­мешли­во пос­мотрел на две­над­цать важ­ных са­нов­ни­ков. Ко­роль Ян то­же был очень до­волен, что по­казал се­бя пе­ред со­вет­ни­ками ум­ным и до­гад­ли­вым, и ска­зал кресть­яни­ну:
— Ты воз­вра­щай­ся до­мой, а я по­забо­чусь, что­бы те­бе вер­ну­ли день­ги за ко­рову и боль­ше ни­ког­да не оби­жали.
Че­рез не­кото­рое вре­мя пан по­лучил от ко­роля при­каз пос­тро­ить кресть­яни­ну но­вый дом, хлев, сви­нар­ник и се­новал, дать ему ко­рову и ко все­му это­му до­бавить боль­шой учас­ток зем­ли.
— Муд­рый го­сударь, наш ко­роль Ян — он тут же ра­зоб­рался в мо­ём про­шении! А его со­вет­ни­ки, ни­чего не по­нимая, толь­ко гла­зами хло­пали. И за­чем ко­роль кор­мит этих дар­мо­едов, ког­да они да­же в про­шении ра­зоб­рать­ся не уме­ют? — рас­ска­зывал до­воль­ный кресть­янин со­седям до кон­ца сво­ей жиз­ни.