Кукушка

Давным-давно жили у горы Армет старик со старухой. Было у них две дочери — Гайша и Фатима. Гайша от первой, покойной, жены осталась.

Подросли дочери. Мастерицей на все руки стала Гайша, сметливой, трудолюбивой. Пошла она однажды на речку по воду. Зачерпнула воды,- смотрит, в ведре золотая рыбка плавает.

— Отпусти меня, красавица! — говорит золотая рыбка.- Тогда еще краше станешь: с ликом твоим луна не сравнится, будешь ты лучезарной, как ясный день. А не отпустишь — будешь рябой и злой на язык:

Отпустила Гайша золотую рыбку и тотчас стала стократ краше, чем была. Домой вернулась — озарила дом сиянием своей красоты. Подивилась такому чуду мачеха, стала падчерицу допрашивать. Гайша рассказала ей про золотую рыбку.

Послала теперь старуха свою родную дочь по воду. Та зачерпнула воды, смотрит — в ведре золотая рыбка.

— Отпусти меня, красавица! — говорит золотая рыбка.- Отпустишь, еще краше станешь: с ликом твоим луна не сравнится, будешь ты лучезарной, как ясный день. А не отпустишь — станешь рябой и злой на язык.

— Вот еще! — отвечает Фатима.- Стану я золото из рук выпускать!

Схватила золотую рыбку, домой пошла. И тотчас в уродину превратилась — рябая, толстая да еще и на язык злая. Пришла домой, а в дверь пролезть никак не может — так растолстела. Пришлось косяки снимать.

А весть о красоте Гайши по всей округе разнеслась, сваты в дом стали наезжать. Дошли слухи до самого хана, и прислал он своих сватов. Сговорились. Но когда приехал ханский сын, мачеха спрятала Гайшу за печь, а перед женихом Фатиму выставила. Расстроился жених, когда Фатиму увидел, оттолкнул ее в сторону и уходить уже собрался, а в это время из-за печи голос Гайши услышал. Освободил свою невесту и с собой увез.

Сыграна была свадьба. Потом у молодых младенец на свет появился, и отпустил ханский сын жену погостить с ребенком в родительском доме.

А мачеха затаила ненависть к Гайше. О том предупредила Гайшу гадалка, что в их ауле жила:

Когда из аула выезжать станете, мачеха твоя выйдет и крикнет вслед: «Гайша, вернись! Синяя пеленка дома осталась!» Но ты назад не оборачивайся.

И вот приехал ханский сын за молодой женой, и отправились они в обратный путь. А мачеха вышла из ворот и кричит вслед:

— Гайша, вернись!

Синяя пеленка дома осталась!

Оглянулась Гайша назад.- и тотчас кукушкой стала. И улетела. Хотел было поймать ее муж, да не успел. Опечалился ханский сын и во дворец вернулся. Остался ребенок без матери. Что делать? Нужно за младенцем кому-то присматривать. И вызвали во дворец Фатиму. Но ребенок все плачет и плачет. Пошла Фатима к гадалке за советом. Два раза ходила — ничего гадалка ей не сказала. А ребенок плачет и плачет. Когда пришла третий раз, говорит гадалка Фатиме:

Ступай на гору Кармантау и так громко скажи:

На горе, на Кармантау

Под высоким дубом

Кукушонок горько плачет.

Грудью каменной кормлю —

Молоком песчаным,

Потому и плачет

Бедный кукушонок.

На другой день дождалась Фатима, когда хозяин на охоту поехал. Взяла ребенка и на гору отправилась. Встала под высокий дуб и сказала громко:

На горе, на Кармантау

Под высоким дубом

Кукушонок горько плачет.

Грудью каменной кормлю —

Молоком песчаным,

Потому и плачет

Бедный кукушонок.

И тут опустилась на ветку дуба кукушка и молвит:

Во дворце ли ханский сын,

Во дворце ли в этот час?

На стене ли меч его,

На стене ли в этот час?

На цепях ли псы его.

Псы борзые в этот час?

И отвечает Фатима кукушке:

Ханский сын не во дворце,-

Он в походе в этот час.

Меч его не на стене,-

На охоте в этот час.

Псы его не на цепях,-

На болоте в этот час.

Слетела тогда с дуба кукушка, оперенье сбросила, в красавицу Гайшу превратилась, стала кормить грудью ребенка, а сама плачет. Потом отдала младенца Фатиме, а мужу ничего говорить не велела. И снова кукушкой обернулась.

Три дня носила Фатима ребенка кормить под высокий дуб. И младенец перестал плакать. Стал ханский сын расспрашивать, что тому причиной. Молчит Фатима. Стукнул он ее тогда разок, Фатима все и рассказала.

На другой день ханский сын посылает Фатиму снова на гору, а сам следом пошел. Подходит к высокому дубу Фатима с ребенком и кукушку зовет:

На горе, на Кармантау

Под высоким дубом

Кукушонок горько плачет.

Грудью каменной кормлю —

Молоком песчаным,

Потому и плачет

Бедный кукушонок.

И вот опустилась на ветку дуба кукушка и молвит:

Во дворце ли ханский сын,

Во дворце ли в этот час?

На стене ли меч его,

На стене ли в этот час?

На цепях ли псы его,

Псы борзые в этот час?

А Фатима отвечает кукушке:

Ханский сын не во дворце,-

Он в походе в этот час.

Меч его не на стене,-

На охоте в этот час.

Псы его не на цепях,-

На болоте в этот час.

Тогда кукушка слетела под дуб, птичью шубу сбросила и стала кормить грудью своего ребенка. Накормила, хотела было в кукушку снова оборотиться, да не успела: схватил ее ханский сын. Вьются кукушки, подруги Гайши, над головой, но не выпускает из рук ханский сын своей жены. Привез ее домой, а та ни слова в ответ на речи его. Пошел тогда ханский сын к ворожее за советом. Та велела вскипятить ведро воды и ведро молока.

— И спроси у жены,- сказала ворожея,- почему вода убывает, а молоко — нет.

Вернулся ханский сын домой, поставил на огонь два ведра — с водой и с молоком. Спрашивает у Гайши:

— Почему вода убывает, а молоко — нет?

Посмотрела жена на ведра и говорит вдруг:

— Как же это молоко не убывает? Убывает ведь!

С тех пор стала она разговаривать.

Однажды отправилась она на речку белье полоскать. Слетелись тут кукушки, ее бывшие подруги, стали с себя перо сбрасывать, чтобы Гайша снова птицей стала. Гайша уже готова была улететь с ними, но подоспел тут ханский сын и схватил жену, не дал улететь. С тех пор Гайша совсем забыла, что кукушкой была. И стали они жить хорошо. И сейчас в любви живут. Я сегодня был у них в гостях, вчера вернулся.